zachem_hodit_v_hram

ЗАЧЕМ ХОДИТЬ В ХРАМ КАЖДОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ?

Этот и подобные вопросы часто задают люди, которые, недавно придя в Церковь, сталкиваются с необходимостью еженедельного посещения воскресных служб. Вместо того чтобы постепенно входить в духовную жизнь Церкви с ее законами и традициями, они пытаются оправдать себя различными отговорками.

В связи с этим предлагаем Вашему вниманию ответы приснопамятного иерея Даниила Сысоева тем, кто оправдывает свое нехождение в храм.
Отец Даниил активно занимался миссионерской деятельностью. Он был смертельно ранен в храме при исполнении своих священнических обязанностей 19 ноября 2009 г. и в ночь на 20 ноября скончался. В надгробном слове Святейший Патриарх Кирилл, в частности, сказал: «Отец Даниил много сделал для утверждения Божией правды <…> Но, наверное, самое сильное слово, которое он произнес, — это то, свидетелями которому мы являемся сегодня. Если человека убивают за Божию правду, это значит, что правда сия разит людей, ее неприемлевших, обладает огромной силой».
Иногда можно услышать: «Воскресенье — это единственный выходной день, надо выспаться, побыть с семьей, сделать домашние работы, а тут надо встать, идти в церковь».
Но ведь никто не заставляет человека идти именно на раннюю службу. В городах почти всегда служат раннюю и позднюю Литургию, а в деревне и в воскресенье никто не спит долго. Что касается мегаполиса, то никто не мешает придти в субботу с вечерней службы, поговорить с семьей, почитать интересную книгу и после вечерних молитв лечь спать около 11–12 часов ночи, а утром встать в полдевятого и пойти на Литургию. Девять часов сна могут почти каждому восстановить силы, а если этого и не произойдет, то мы можем «добрать» недостающее дневным сном.
Все наши проблемы связаны не с церковью, а с тем, что ритм нашей жизни не соответствует Божией воле и потому изматывает нас. А общение с Богом — Источником всех сил Вселенной — конечно, может дать человеку и духовные, и физические силы. Неслучайно подвижники, жившие в нечеловеческих условиях пустыни, доживали до 120–130 лет, а мы еле дотягиваем до 70–80. Бог укрепляет надеющихся на Него и служащих Ему.
Что же касается общения с семьей, то кто мешает нам пойти в храм полным составом? Если дети маленькие, то жена может прийти в церковь позже, а после окончания Литургии можно всем вместе погулять, пойти в кафе, поговорить. Разве это сравнится с тем «общением», когда вся семья дружно тонет в черном ящике? Часто те, кто не ходит в храм из-за семьи, не обменивается с близкими и десятком слов за день.
Что касается домашних работ, то слово Божие не разрешает исполнять тех дел, которые не являются существенно важными… Единственный вид тяжелых работ, которые мы можем и должны делать в воскресенье и праздники, — это дела милосердия. Устроить генеральную уборку у больного или старика, помочь в храме, заготовить продукты сироте и многодетной семье — это истинное и угодное Творцу правило соблюдения праздника.
***
С вопросом о домашних работах в праздники неразрывно связана проблема летнего посещения храмов. Очень многие говорят: «Мы не сможем выдержать зиму без тех заготовок, для которых выращиваем овощи на наших участках. Как же мы можем ходить в храм?».
Думаю, ответ очевиден. Никто не мешает сходить в деревенский храм на службу, а работу по огороду сделать или в субботу, или во второй половине воскресенья. Так и здоровье наше сохранится, и воля Божия будет соблюдена. Даже если нигде вблизи нет храма, мы должны посвящать субботний вечер и воскресное утро молитве и Писанию. Те же, кто не желает исполнять волю Бога, получают Его наказание.
Ожидаемый урожай пожирает саранча, гусеницы, болезни. Когда нужен дождь — наступает засуха, когда нужна сушь — начинается наводнение. Напротив, тем, кто исполняет заповедь Божию, Он дает небывалые урожаи. Например, в Оптиной пустыни урожаи превышали урожай соседей в четыре раза, хотя использовалась одинаковая техника землепользования.
***
Некоторые говорят: «Не пойду в храм, потому что у вас нет скамеек, жарко. Не то что у католиков!».
Конечно, это возражение нельзя назвать серьезным, но для многих соображения комфорта важнее вопроса вечного спасения. Что касается скамеек, так это вопрос вообще не принципиальный. Православные греки имеют сидения во всем храме, у русских их нет.
Но если человек болен, то никто не мешает ему сесть на скамье, расположенной сзади почти в каждом храме. Никто не мешает принести с собой раскладной табурет. Вряд ли кто-то будет за это осуждать. Надо только вставать во время чтения Евангелия, пения Херувимской и при ряде других важнейших моментов службы, о чем сказано в богослужебном уставе. Думается, что это ни для кого не составит проблемы. На инвалидов эти правила не распространяются.
***
Также не оправдывает человека следующее возражение: «У вас в храме все такие злые, сердитые. Бабки шипят и ругаются. А еще христиане! Я таким быть не хочу и поэтому в храм не пойду».
Но ведь никто не требует быть злым и сердитым. Разве кто-то в храме заставляет быть таким? Разве при входе в храм от тебя требуют надеть боксерские перчатки? Не шипи и не ругайся сам и тогда сможешь и других исправить. Как говорит апостол Павел: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Пред своим Господом стоит он или падает?» (Рим. 14: 4).
Это было бы справедливым, если бы священники учили ругаться и склочничать. Но ведь это не так. Ни Библия, ни Церковь, ни ее слуги никогда не учили этому. Наоборот — на всякой проповеди и в песнопениях нас призывают быть кроткими, милостивыми. Так что это не причина непосещения храма.
Церковь называет себя больницей (на Исповеди говорится «понеже пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши»), так разве разумно ожидать, что ее заполняют здоровые? Здоровые есть, но находятся они на Небесах. Вот когда все, желающие исцелиться, воспользуются помощью Церкви, тогда она явится во всей своей красе. Святые — вот кто ясно показывает мощь Бога, действующего в Церкви. Так что в храме надо смотреть не на окружающих, а на Бога. Ведь и приходим мы не к людям, а к Творцу.
***
Часто отказываются ходить в храм, говоря: «У вас в храме ничего не понятно. Служат на непонятном языке».
Представьте себе, что первоклассник приходит в школу и, подслушав урок алгебры в 11-мклассе, отказывается отпосещения занятий, объясняя: «Там ведь ничегоне понятно». Неумно? Но также неумно отказываться от обучения Божественной науке, ссылаясь на непонятность.
Наоборот, если бы все было понятным, значит, обучаться было бы бессмысленно. Ты ведь и так уже знаешь все, о чем говорят специалисты. Поверьте, что наука жить с Богом не менее сложна и изящна, чем математика, так позвольте ей иметь свою терминологию и свой язык.
Думаю, что надо не отказываться от храмового обучения, а постараться понять то, что именно непонятно. При этом надо учесть, что служба предназначена не для миссионерства среди неверующих, а для самих верующих. Нам, слава Богу, если мы внимательно молимся, все становится понятным уже через месяц-полтора постоянного хождения в храм. Но глубины богослужения могут раскрываться спустя годы. Это, действительно, удивительная тайна Господа. Мы имеем не «плоскую» проповедь протестантов, а, если угодно, вечный университет, в котором богослужебные тексты — это учебные пособия, а Преподаватель — Сам Господь.
Церковнославянский язык — это не латынь и не санскрит. Надо лишь немного потрудиться: купить словарь, несколько книжек, выучить полсотни слов — и язык раскроет свои тайны. А Бог воздаст за этот труд сторицею — во время молитвы будет легче собрать мысли на Божественной тайне. Мысли не будут по законам ассоциации ускользать куда-то вдаль. Таким образом, славянский язык улучшает условия для богообщения, а ведь именно для этого мы приходим в церковь.
***
Другие говорят: «Я верю в Бога, но не верю попам, а потому не пойду в храм».
Но ведь от прихожанина никто не просит, чтобы он верил священнику. Мы верим Богу, а священники — лишь Его слуги и орудия исполнения Его воли. Некто сказал: «ток идет и по ржавому проводу». Так и благодать передается и чрез недостойного. По верной мысли святителя Иоанна Златоуста, «мы сами, сидящие на кафедре и учащие, сплетены с грехами. Тем не менее, не отчаиваемся в человеколюбии Божием и не приписываем Ему жестокосердия. Для того Бог и попустил самим священникам рабствовать страстям, чтобы они из собственного опыта научились снисходительно относиться и к другим».
Вообще это утверждение сравнимо с отказом от медицинской помощи по причине корыстолюбия современной медицины. Гораздо более очевидна финансовая заинтересованность отдельных врачей, как в этом убеждаются все попавшие в больницу. Но почему-то из-за этого люди не отказываются от медицины. А когда речь идет о куда более важном — о здоровье души, то вспоминают все были и небылицы, лишь бы не идти в церковь.
Был такой случай. Один монах жил в пустыне, и к нему ходил священник причащать его. И вот однажды он услышал, что причащающий его священник блудит. И тогда он отказался у него причащаться. И в эту же ночь он увидел откровение, что стоит золотой колодец с хрустальной водой и из него золотым же ведром черпает воду прокаженный. И голос Бога сказал: «Видишь, как вода остается чистой, хоть и дает ее прокаженный, так и благодать не зависит от того, через кого она подается». И после этого пустынник вновь стал причащаться у священника, не рассуждая, праведен он или грешен.
Но если подумать, то все эти оправдания совершенно ничтожны. Ведь разве можно игнорировать прямую волю Господа Бога, ссылаясь на грехи священника? «Кто ты, осуждающий чужого раба? Пред своим Господом стоит он или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим. 14: 4).
***
«Церковь не в бревнах, а в ребрах, — говорят другие, — поэтому можно и дома помолиться».
Эта поговорка, якобы русская, на самом деле восходит к нашим доморощенным сектантам, которые, вопреки слову Божию, отделились от Церкви. Бог действительно обитает и в телах христиан. Но входит Он в них чрез Святое Причастие, подаваемое в храмах. При этом и молитва в церкви выше, чем молитва в домах.
Святой Иоанн Златоуст говорит: «Ошибаешься ты, человек; молиться, конечно, можно и дома, но молиться так, как в церкви, где такое множество отцев, где единодушно возсылается песнь к Богу, дома невозможно. Ты не будешь так скоро услышан, молясь Владыке у себя, как молясь со своими братьями. Здесь есть нечто большее, как то: единодушие и согласие, союз любви и молитвы священников. Для того и предстоят священники, чтобы молитвы народа, как слабейшие, соединяясь с их молитвами сильнейшими, вместе восходили на небо…
Если же и Петру помогла молитва церкви и извела из темницы этот столп церкви (Деян. 12: 5), то как ты, скажи мне, пренебрегаешь ее силой и какое можешь иметь оправдание? Послушай и Самого Бога, Который говорит, что Его умилостивляют благоговейные молитвы многих (Ион. 3: 10–11)… Не люди только одни здесь страшно взывают, но и Ангелы припадают к Владыке, и Архангелы молятся. Самое время благоприятствует им, самое жертвоприношение содействует.
Как люди, взяв масличные ветви, потрясают ими пред царями, напоминая им этими ветвями о милости и человеколюбии; так точно и Ангелы, представляя вместо масличных ветвей самое тело Господне, умоляют Владыку за род человеческий и как бы говорят: мы молимся за тех, которых Ты Сам некогда удостоил такой любви Своей, что предал за них собственную Свою душу; мы изливаем моления за тех, за которых Сам Ты пролил кровь; мы просим за тех, за которых Ты принес в жертву Свое тело» (Слово 3 против аномеев).
Так что и это возражение совершенно неосновательно. Ведь насколько святее дом Божий твоего дома, настолько же выше молитва, приносимая в храме, молитвы домашней.
***
Некоторые говорят: «Я не пойду в эту церковь, потому что там плохая энергетика. Мне в храме становится плохо, особенно от ладана».
На самом деле у любого храма энергетика одна — Божия благодать. Все храмы освящены Духом Святым. Во всех церквах пребывает Христос Спаситель Своим Телом и Кровью. Ангелы Божии стоят у входа в любой храм. Дело только в человеке. Бывает, что у этого эффекта есть и естественное объяснение. На праздники, когда «захожане» посещают храмы, те битком забиты людьми. Ведь на самом деле священных мест крайне мало для такого множества христиан. И поэтому, действительно, многим становится просто душно. Но часто бывает так, что людям становится плохо и в совершенно пустом храме. Христиане прекрасно знают духовные причины этого явления.
Злые дела, в которых человек не желает раскаиваться, отгоняют благодать Божию. Вот это сопротивление злой воли человека силе Божией и воспринимается им как «плохая энергетика». Но не только человек отворачивается от Господа, но и Сам Бог не принимает эгоиста. Ведь сказано, что «Бог гордым противится» (Иак. 4: 6). Подобные случаи известны и в древности. Так, Мария Египетская, которая была блудницей, попыталась войти в Храм Гроба Господня в Иерусалиме и поклониться Животворящему Кресту. Но невидимая сила отбросила ее от врат церкви. И лишь после того, как она раскаялась и обещала больше никогда не повторять своего греха, Бог допустил ее в дом Свой.
Не только человек, но и те, кто стоят за его греховными привычками, не желают встречи с Творцом. Эти существа — мятежные ангелы, бесы. Именно эти нечистые существа мешают человеку войти в храм. Они же отнимают силы у стоящих в церкви. Бывает, что один и тот же человек может часами сидеть в «качалке» и не способен десять минут провести в присутствии Творца. Только Бог может помочь тому, кто захвачен диаволом.
Но помогает Он лишь тому, кто раскаялся и желает жить по воле Господа Всемогущего. А так все эти рассуждения являются лишь непродуманным повторением сатанинской пропаганды. Не случайно, что и сама терминология этого возражения взята у экстрасенсов (а Церковь знает, что все они служат диаволу), которые очень любят рассуждать о неких энергиях, которыми можно «подзарядиться»”, как будто речь идет об аккумуляторе, а не о Божьем чуде. Тут видны симптомы духовной болезни. Вместо любви люди пытаются манипулировать Творцом. Это как раз — признак демонизма.
***
Последнее возражение, родственное предыдущим, встречается чаще всего: «У меня Бог в душе, поэтому мне ваши обряды не нужны. Я и так делаю только добро. Неужели Бог отправит меня в ад лишь за то, что я не хожу в храм?».
Но что понимать под словом «Бог»? Если речь идет просто о совести, то, конечно, у любого человека этот голос Божий звучит в сердце. Тут нет никаких исключений. Ни Гитлер, ни Чикатило не были его лишены. Все злодеи знали, что есть добро и зло. Голос Бога пытался удержать их от беззаконий. Но неужели лишь потому, что они слышали этот голос, они уже святые? Да и совесть — это не Бог, а лишь Его речь. Ведь если на магнитофоне или по радиоприемнику ты слышишь голос президента, то разве это значит, что он у тебя в квартире? Так же и наличие совести не говорит о том, что Бог у тебя в душе.
Но если вдуматься в это выражение, то Кто такой Бог? Это — Всемогущий, Бесконечный, Всеведущий, Праведный, Благой Дух, Творец вселенной, Которого не вмещают небо и небеса небес. Так как же может вместить Его твоя душа — Его, Лицо Которого боятся увидеть Ангелы?
Неужели говорящий так искренно думает, что эта Безмерная Сила пребывает с ним? Позвольте нам усомниться. Ведь по-настоящему сказать: «Бог у меня в душе», — может лишь только святой. Мы требуем от говорящего так святости, а иначе это будет ложь, чей отец — дьявол.
Говорят: «Я делаю только добро, неужели Бог пошлет меня в ад?». Но позвольте мне усомниться в вашей праведности. Что считать критерием добра и зла, по которому можно определить, что ты или я делаем — добро или зло? Если считать критерием самого себя (как часто говорят: «я сам для себя определяю, что такое добро и зло»), тогда эти понятия просто лишаются какой-либо ценности и смысла. Ведь и Берия, и Геббельс, и Пол Пот считали себя абсолютно правыми, так почему же вы считаете, что их дела заслуживают порицания? Если мы имеем право сами определять для себя мерило добра и зла, то это же должны позволить и всем убийцам, извращенцам и насильникам. Да, кстати, позвольте также и Богу не согласиться с вашими критериями и судить вас не по вашим, а по Своим меркам. А то как-то несправедливо получается — мы сами себе выбираем мерило, а Всемогущему и Свободному Богу запрещаем себя судить по Его собственным законам. А ведь по ним без покаяния перед Богом и Святого Причастия человек окажется в аду.
С чего мы взяли, что Господь Вселенной будет исполнять нашу поврежденную грехом волю? Мы нарушили четвертую Заповедь и при этом считаем, что Он нам чем-то обязан? Не глупо ли это?
Ведь вместо того, чтобы воскресный день посвятить Богу, человек отдается диаволу. В этот день люди нередко напиваются, ругаются, распутничают, а если нет — то развлекаются далеко не благовидным образом: смотрят сомнительные телепередачи, фильмы, где грехи и страсти бьют через край, и т. д. И только Создатель оказывается лишним в Его Собственный День.
Так что ад ожидает тех презрителей, которые игнорируют волю Бога. И причина этого — не Божья жестокость, а то, что они, оставив источники воды Жизни, стали пытаться копать пустые колодцы своих оправданий. Они отказались от священной Чаши Причастия, лишили себя слова Божия и потому блуждают во тьме этого злого века. Удалившись от Света, они находят тьму; уйдя от любви, они обретают ненависть; бросив жизнь, они бросаются в объятия вечной смерти. Как не оплакать их упрямства и не пожелать, чтобы они возвратились в дом нашего Небесного Отца?
Публикуется в сокращении

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий