korchak

ЯНУШ КОРЧАК. БОГАТЫЙ — БЕДНЫЙ. Педагогика для детей и для взрослых (отрывок)

Памятник “Я. Корчак с детьми”,
 Б. Сакциер, Яд ва-Шем, г. Иерусалим
Есть люди, которые думают, что дети не должны ничего знать о деньгах и что деньги им не нужны: «Подрастут, сами узнают» и «Живут у родителей на всем готовом, а на свои деньги покупают ненужные вещи и только портятся». Обычно деньги дают время от времени, как награду, когда отец или мать в хорошем настроении. Очень редко родители назначают определенный еженедельный оклад и говорят: «Покупай, что хочешь».
И только один отец давал каждую неделю по пятидесяти грошей. Он сказал:
— Даже если ты не будешь слушаться или принесешь из школы плохую отметку, все равно будешь получать по пятидесяти грошей на разные свои расходы. Я хочу, чтобы ты научился тратить деньги. Ну да: надо уметь не только зарабатывать, но и тратить.
Я знавал таких: заведись что, сразу должен потратить на какую-нибудь ерунду. Даже еще в долг возьмут и не подумают отдать. А иной раз старший — легкомысленный, а осмотрительный как раз младший. Я целых десять лет заведую ссудной кассой и, если окажется, что ребята хотят читать научные книжки, напишу книжку про то, кто и как берет в долг, как отдает и на что тратит — или же экономит, копит, чтобы купить себе что-либо, что дорого стоит, например: коньки, часы, велосипед или на подарок папе или маме.
Я знал мальчика, который полгода собирал деньги на футбольный мяч и бутсы, а потом отдал свои двенадцать злотых матери, которая заболела. Много горя приходится хлебнуть бедным в школе, ведь даже бесплатные школы дорого стоят. Хорошо ученику, которому родители в начале учебного года покупают все необходимое: книжки и тетрадки, и спортивные башмаки, и портфель и охотно платят взносы. Неприятно просить, когда у родителей нет денег. Один вырывает из тетрадки страницы, а грязную тетрадку выбрасывает, и никто даже и не знает; ему и дела нет, что потерял карандаш. А другой пишет маленькими буковками, чтобы на дольше хватило.
У одних ребят есть своя комната, или по крайней мере столик с ящиком, запирающимся на ключ, или полка. Эти могут спокойно делать уроки. А другие окоченевшей рукой при темной лампе на колченогом столе пишут плохим пером и бледными чернилами на скверной дешевой бумаге. Не каждый завтракает перед тем, как идти в школу. Может быть, он даже и не чувствует голода, привык, только какой-то усталый, сонный, и голова болит.
Иногда у одного все есть, а учится он неохотно, а другой и хочет учиться, да родители говорят, что хватит, пора на жизнь зарабатывать.
Я долго считал, что каждому ученику хочется повзрослеть, и лишь недавно убедился, что это не так. А если ребята хотят быть большими, так затем, чтобы зарабатывать и помогать родителям, «чтобы мама не мучилась».
Говорят: бедняк, бедный, убогий, малосостоятельный, состоятельный, богач, магнат.
Разные бывают степени избытка и недостатка. А можно еще и иначе делить людей: на тех, у кого есть столько, сколько надо, и тех, кто тратит больше, чем зарабатывает.
Отец мало зарабатывает — по десяти злотых в день, — семья живет спокойно, а можно расходовать по пятидесяти злотых на одних детей, и дети несчастны. Бедные родители могут быть веселыми и говорить о приятных вещах, а состоятельные — нервными, раздражительными, сердитыми, озабоченными.
Точно так, когда один довольствуется пятью грошами на конфетку и редко ходит в кино, а другому и злотого мало, и он все думает, где бы еще добыть? Может быть, потому взрослые не всегда охотно объясняют, что считают это слишком трудным — дети, мол, не поймут. Ошибаются взрослые! Ребенок хочет знать и имеет право знать, ведь горе родителей тяжелее своего собственного. Впрочем, в бедных семьях дети знают, отчего раз бывает целый обед, а другой — только хлеб да чуть подслащенный чай; знают, сколько стоят подметки и новая шапка.
Знают, что лучше, когда у отца пусть меньше заработок, да верный. Потому что больше всего печалей там, где раз удается получить даже и много, а потом уже долго ничего и ничего. Безработица — это большое несчастье.
Неприятно, если ты знаешь урок, а учитель не вызывает, но гораздо хуже, когда ты умеешь и хочешь работать, а сидишь без работы, хотя тот, кто поплоше, устроился.
Даю теперь важное правило жизни: «Милый мой, хороший мальчик, не пей водку, не пей эту отраву проклятую». Говорят, водку выдумал сатана. Пожалуй, это так. На водку не только уходят деньги, часто последние; водка лишает сил, здоровья, рассудка, убивает волю и чувство чести, отравляет детей, вышвыривает тебя с работы, растлевает душу. Когда живешь долго, видишь много страшных несчастий, отворачиваешься, чтобы не глядеть, сердце щемит — так и бежал бы без оглядки и ни о чем не думал.
Я видел три войны. Видел покалеченных, которым руку, ногу оторвало, живот разворотило, так что кишки наружу; ранения лица, головы; раненых солдат, взрослых, детей. Но говорю вам: самое худшее, что можно увидеть, это когда пьяница бьет беззащитного ребенка или когда ребенок ведет пьяного отца и просит: «Папочка, папочка, пошли домой».
Водка тихо ползет, как змея: начинается с рюмочки, а потом больше и больше. А иной паренек и не с водки начинает, а с папирос. И я курю папиросы. Жалею, что привык. Да ничего не поделаешь. И не перед людьми мне стыдно, курят почти все, а перед собой, что не могу отучиться. Но я не теряю надежды. Ребенку стыдно за пьяного отца, словно бедняжка виноват в чем, стыдно, что ходит голодный, что дома нищета. Я не знаю, почему это так, не могу понять. Иногда — назло — посмеется над своими дырявыми башмаками и поношенным платьем, а в глубине души — тоска и обида.
Даю вам еще одно правило жизни. Есть ребята, которые любят держать пари. Чуть что, тотчас: «Спорим?» Много горя и жульничества из-за пари. Проиграет, а отдать нечем. Я заметил, что если мальчишка часто держит пари, то потом он играет в карты. А пристрастился к картам, так уже не смотрит, есть у него деньги или нет, свои проигрывает или чужие. Вот из-за водки-то да из-за карт и попадают больше всего люди в тюрьмы!
Многие отцы не могут работать из-за болезней. Поэтому люди все время думают о том, как защитить себя от болезней.
Уже есть прививка от оспы, разные лекарства и больничная касса. Я давно живу на белом свете и многого навидался. Я видел бедных, которым повезло, и они стали богатыми, а чаще — обедневших людей, когда-то состоятельных. И именно из-за болезней. «Пока отец был здоров, нам жилось хорошо…».
«Когда отец захворал и больше не мог работать…». Так начинаются невеселые рассказы ребят. Разница между богатым и бедным в том и состоит, что благополучие бедняка непрочно. Запасов у него нет никаких, и одна болезнь, одна неудача сразу валят с ног всю семью. Знаю, на больничную кассу жалуются, знаю, что больничная касса не совсем хорошая. Но и такая нужна и приносит пользу.
Больничная касса — это самая умная и важная вещь, какую выдумали люди, важнее аэропланов. Здоровые люди платят взносы, чтобы иметь, когда захворают, медицинскую помощь, врача, лекарства.
Здоровье — это главное жизненное благо; больной богач — тот же бедняк; подумай же, какое это сокровище — здоровье для бедняка! А без больничной кассы бедный человек болел, но не имел права болеть. И пропадал ни за грош. Небольшое заболевание без врачебной помощи сразу превращалось в смертельную болезнь.
Ребятам кажется, что легко сделать, чтобы не было на свете бедных, несправедливости, обид. «А почему не выпускают больше бумажных денег, что такое налоги, чем занимается министр финансов и как одна страна дает в долг другой?».
Я хотел бы все это объяснить, да сам толком не знаю. Да и невелико утешение знать, коли ничего нельзя поделать: это не от нас зависит. Но от нас зависит, чтобы мы друг друга в школе любили, знали и взаимно помогали. А бедные и богатые не знают друг друга и не очень-то любят.
Есть ребята, которых мало трогает, сколько у кого денег и как он одет, а ведь иные бедные не любят богатых сверстников и, наоборот, богатые не любят бедных.
Бедным кажется, что все богатые зазнаются, что у них злое сердце и все они барчуки и модные барышни — корчат из себя деликатных и думают об удовольствиях. А богатым опять-таки кажется, что бедные завистливы, неискренни и плохо воспитаны.
Я знаю, почему это так происходит. Потому что порядочный бедный чаще знакомится с богатым распоряжалой и задавалой, а порядочный богатый — с бедным подлизой и шалопаем. Богатый задавала ищет бедных, чтобы хвастать, а бедный пройдоха — богатых, чтобы что-нибудь выманить. А порядочные бедные и порядочные богатые сторонятся друг друга.
Порядочный бедный думает: «Зачем мне с ним разговаривать? Еще подумает, что я хочу, чтобы он меня угощал. И будет ему казаться, что милость мне делает».
Порядочный бедный боится несправедливых подозрений, злых товарищей, стыдится, что не так хорошо одет. А порядочный богатый думает: «Может быть, он сердится на меня за то, что у меня все есть? Может быть, сердится, что я хотел оказать ему услугу?».
Я часто слышу, как про ребят говорят: «Все они такие». Например: «Все мальчишки — хулиганье и грязнули».
Или: «Все девчонки — плаксы и ябеды». Неправда, каждого надо узнавать особо и особо оценивать, и узнавать не поверхностно, а основательно. Важно не только то, что человек говорит, но и что он думает и чувствует и почему он такой, а не иной. Только ленивый человек, который не любит думать, говорит: «Все они такие».
Когда я был маленьким, я был богат, а потом стал бедным и знаю и то, и это. И я знаю, что можно быть порядочным и добрым и так, и эдак и что можно быть и богатым, да очень несчастным. Надо многое перевидать и многое самому передумать, да и тогда человек часто ошибается и всего не знает.
***

Януш Корчак (настоящее имя Генрик Гольдшмит) — польский педагог, писатель, врач и общественный деятель.

Родился в Варшаве 22 июля 1878 г. в интеллигентной ассимилированной еврейской семье.

Школьные годы прошли в Варшаве, в русской гимназии, в которой царила жесткая дисциплина. После смерти отца, в 1896 г. семья оказалась в тяжелом материальном положении. С 15 лет Генрик начал подрабатывать репетиторством.

В 1898 г. Корчак поступил на медицинский факультет Варшавского университета. Летом 1899 г. он ездил в Швейцарию, чтобы поближе познакомиться с педагогической деятельностью Песталоцци. В 1903 г. он получил диплом врача.

В 1911 г. Корчак оставляет профессию врача и основывает «Дом сирот» для еврейских детей, которым руководил (с перерывом в 1914—1918 гг.) до конца жизни.

В 1914—1918 гг. Корчак находился в Украине, в частности, в Киеве, где, кроме деятельности военного врача, занимался обустройством детского дома для польских детей, а также написал книгу «Как любить ребенка».

В 1940 г. вместе с воспитанниками «Дома сирот» был перемещен в Варшавское гетто. Он отклонил все предложения почитателей своего таланта вывести его из гетто и спрятать на «арийской» стороне.

Когда в августе 1942-го пришел приказо депортации «Домасирот», Корчак пошелвместе со своейпомощницей и другомСтефанией Вильчинской и200 детьми на станцию, откуда их втоварных вагонах отправили в Треблинку. Он отказался от предложенной в последнюю минуту свободы и предпочел остаться с детьми, 6 августа приняв с ними смерть в газовой камере.

Корчаку принадлежат свыше 20 книг о воспитании (самые известные из них — «Как любить ребенка» и «Право ребенка на уважение»).

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий