Врачеватель особенных детей

В «Церковной православной газете» в рубрике «Православная семья» я однажды прочитал статью Анастасии Бондарук «Особенный ребенок рядом с мамой» и ее продолжение «Один на один с жизнью». Эти статьи вызвали у меня и радость, и слезы на глазах, ведь и я с рождения один из таких особенных детей — инвалид с детства I группы с детским церебральным параличом (ДЦП). Одним словом, обездвиженный с рождения.

Слава Богу, моя жизнь сложилась лучше, чем у детей, о которых писала Анастасия. В своей семье я был окружен любовью и заботой мамы, бабушки и отца, лечился в Евпаторийском детском военном санатории, где перенес первую операцию на ногах, учился в обычной школе. Однако, несмотря на некоторое временное улучшение здоровья, болезнь не оставляла меня.

О прекрасном докторе-кинезотерапевте (в переводе с греческого «кинезис» — движение), авторе метода нейрокинезотерапии (набор специальных упражнений, позиций, поз, адресно воздействующих на головные и спинальные нервные структуры) и замечательном человеке Анатолии Григорьевиче Смолянинове я узнал в 2001 г. из статьи в газете «Факты». И вот я уже на лечебном семинаре в Центре самостоятельной жизни инвалидов при Киевском политехническом институте. С доктором я познакомился, находясь не в лучшем физическом состоянии. (После трех сложнейших ортопедических операций в Киевском НИИ ортопедии и травматологии и трехмесячного пребывания в гипсе, у меня полностью атрофировались мышцы ног. Ноги были похожи на тонкие палочки.)
 Когда я впервые увидел Анатолия Григорьевича, меня глубоко поразили его добрые, понимающие глаза, спокойствие, терпеливость, вера в правильность собственных действий, искреннее желание помочь измученным болезнью детям. Он поднимал и брал каждого ребенка на руки, правил позвонки, делал им массаж и упражнения по индивидуальной для каждого схеме. Он подал мне руку и помог подняться. Я стоял несколько секунд на ровных ногах без костылей, держась одной рукой за его сильную руку. Анатолий Григорьевич внимательно посмотрел на меня и сказал: «Хорошо стоишь, есть шанс, что будешь стоять и ходить лучше, чем сейчас». Так я вместе с мамой стал членом Киевского городского «Кинезис-клуба», объединяющего нас, пациентов Анатолия Григорьевича, и наших родителей в дружную семью с единой общей целью — победить страшный недуг — ДЦП.

Бог не дал мне отчаяться
Мы все вместе делали несложные, на первый взгляд, упражнения: «часики», «корзинка», «крокодил» и другие. По многу раз сгибали колени, поднимали ноги… Преодолевая усталость и боль в скованных болезнью мышцах, мы постепенно побеждали болезнь, овладевали необходимыми для самостоятельной жизни движениями, которых у нас не было с рождения. С самого начала нашего знакомства Анатолий Григорьевич относился ко мне с особой теплотой и вниманием. Осмелюсь сказать, что не как врач к пациенту, а как старший друг к младшему товарищу. Такие доверительные отношения между нами сохранились и сейчас. Почему Анатолий Григорьевич относился ко мне так сердечно? (В группе его пациентов я был самым старшим, почти все мои товарищи были в несколько раз младше меня.) Наверное, потому что как врач он понимал всю тяжесть моей болезни и то, что, несмотря на это, Бог не дал мне отчаяться, ожесточиться. Анатолий Григорьевич видел, что я всей душой стремлюсь пойти самостоятельно, без костылей и присмотра мамы. Взирая на мой оптимизм, жизнелюбие, веру в Бога, Анатолий Григорьевич просил меня поговорить с больными, рассказать, как я пришел к Богу, поделиться духовным опытом. Будучи человеком верующим, он интересовался учением Церкви о духовных причинах болезни и немощи в жизни человека. Читал книги из моей духовной библиотеки, например «Историю Русской святости». Я думаю, что Анатолию Григорьевичу, как врачу и православному верующему, нужен был тот человек, который с точки зрения церковного православного учения мог бы объяснить родителям его страждущих, болящих пациентов духовный смысл постигшего их детей испытания. Ведь в глазах каждой мамы, бабушки, отца больного ребенка он видел один и тот же, полный скорби, отчаяния и горя вопрос: «Господи! Почему и за что так страдает мой малыш, он же только начал жить? Что же будет с ним дальше?». Проводя лечебные семинары в санаториях пгт Пуща-Водица, наш доктор прибегал к благодатной помощи преподобных Киево-Печерских. Перед началом или после окончания семинара Анатолий Григорьевич заказывал автобус и возил мам с детишками в Лавру, приложиться к святым мощам угодников Божиих. В одной из таких поездок я рассказывал об истории Киево-Печерской Лавры и о спасительном значении монашества.

Я почувствовал свои ноги!
Неожиданным подарком для меня стали поездки в Крым, в пгт Партенит, на курсы дельфинотерапии, после которых я, взрослый человек, впервые в жизни стал ходить своими ногами по дну бассейна без посторонней помощи. Я почувствовал свои ноги! По словам доктора Смолянинова, за последние годы курс дельфинотерапии прошли более 350 детей с различными формами ДЦП, и у всех наблюдалось позитивное изменение состояния. А ведь у Анатолия Григорьевича, насколько я увидел за эти годы, почти все пациенты очень тяжелые. Огромной радостью для нас с мамой стала поездка с доктором в Форос, в церковь в честь Воскресения Христова, где мама купила мне первую в моей жизни икону, написанную иконописцем, — «Спас Нерукотворный» — для домашнего иконостаса.
Запомнилась наша поездка на лечебный семинар ипотерапии (лечение с помощью лошадей) в Запорожье, на остров Хортица. Это была настоящая сказка: бревенчатая остроконечная ограда, казачьи курени, лодки-«чайки» на стапелях, люди в казацких одеждах, скачущие на лошадях, полевая кухня с настоящей казацкой кашей с салом, стреляющая казацкая гармата. Мы попали в век Запорожской Сечи. Добрые руки конюхов сажали нас на неоседланных лошадей и учили, под наблюдением доктора, соблюдать равновесие, выпрямлять согнутые спины, держать осанку. Анатолий Григорьевич — один из первых врачей в Украине, который использовал ипотерапию для лечения больных ДЦП. О каждом пациенте, в том числе и обо мне, Анатолий Григорьевич снял отдельный фильм по итогам курса лечения на семинарах. Наш доктор обучает основам своей методики медсестер, методистов лечебной физкультуры и, самое главное, наших родителей. Привлекает к работе на семинарах своих единомышленников — невропатологов, логопедов. Он проводит свои лечебно-обучающие семинары по всей Украине, а также в России, Германии, Австрии, Чехии, Словакии.

Подвижническое служение
Доктор Смолянинов применяет метод нейрокинезотерапии для лечения ДЦП уже более 20 лет. Детей, страдающих детским церебральным параличом, с каждым годом, увы, становится все больше и у нас в Украине, и в странах СНГ, и в мире. Но, несмотря на эту печальную реальность, Анатолий Григорьевич своим неутомимым, подвижническим служением сотням больных детей вселяет веру в победу над недугом и каждый день побеждает его вместе с ними. Участником этой победы, явленной милостью Божией в моей жизни, был и я, написавший эти строки. Промышляя о нашем спасении, Господь посылает нам врачей, подобных Анатолию Григорьевичу Смолянинову. Это значит, что для больных детей всегда сияет свет надежды на исцеление. О врачах, подобных Анатолию Григорьевичу Смолянинову, ветхозаветный праведник Иисус сын Сирахов оставил мудрое изречение: «Дай место врачу, ибо и его создал Господь, и да не удаляется он от тебя, ибо он нужен. В иное время в их руках бывает успех; ибо и они молятся Господу, чтобы Он помог им подать больному облегчение и исцеление к продолжению жизни» (Сир. 38: 12–14).

Виктор Науменко

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий