Веруйте крепко и непоколебимо и будьте едины в вере. История Православия в Галичине

 Крещение галицких земель. Времена Киевской Руси



Роман Галицкий принимает послов папы Иннокентия III.
Картина Н. В. Неврева, 1875 г.



Церковное Предание относит появление первых христианских общин в нынешней Галичине ко временам деятельности святых братьев Кирилла и Мефодия, учителей Словенских. Завоеванная при князе Великой Моравии Святополке I, ее западная часть под названием “Transtheissia” c 881/882 пo 896 г. была частью моравских владений. Святой равноапостольный Мефодий († 885) и его ученики несли Благую Весть по всем землям княжества и, вероятно, успели крестить некоторую часть дулебов, белых хорватов и бужан, живших на крайнем его востоке до венгерского нашествия в самом конце IХ в. Впрочем, венгры быстро ушли к Дунаю, в Паннонию, и часть нынешней Галичины с 902 г. попала под власть польских князей. В 981 г. киевский великий князь Владимир отвоевал у Польши Перемышль и червенские города, и эти земли стали именоваться Червонной Русью. Святой равноапостольный князь, по словам его младшего современника, будущего первого русского митрополита Иллариона, “крестил всю землю Русскую от конца и до конца”, следовательно, и Червонную Русь, ставшую частью Волынской епархии. Митрополит Макарий (Булгаков), виднейший церковный историк ХIХ в., предполагал здесь уже в ХI в. наличие особых епархий: “Естественно согласиться с преданием, что если не во дни Владимира, то во дни Ярослава основаны были и в Руси Червонной две епархии: Галицкая и Перемышльская, хотя известия о них наши летописи не сообщают. Правда, все сказанное нами не более, как одни догадки, но догадки, не чуждые оснований, и то, по крайней мере, достоверно, что не в шести только, прямо названных летописями, но и в других городах поставлены были у нас вначале епископы”.


Все же большинство современных историков не разделяют его мнения и полагают более достоверной гораздо более позднюю дату — 1156 г., когда Галицкая епархия (ее архиереем был тогда поставлен епископ Косма) впервые упоминается в летописи, или другие близкие к этой дате. Фактически независимое от Киева Галицкое княжество было образовано за 12 лет до этого из нескольких более мелких. В 40-х гг. XII в. при Владимирке Володаревиче, создателе единого Галицкого княжества, в Галиче был сооружен княжеский дворцовый комплекс с церковью Спаса, не дошедшей до наших дней. Как полагают исследователи, по заказам галицких князей здесь работала артель польских мастеров — в храме явственно прослеживаются черты романской архитектуры, используется техника белокаменной кладки, ранее не применявшаяся в русских землях. По данным Православной энциклопедии, представление о внешнем виде этих церквей могут дать сохранившиеся ростово-суздальские памятники эпохи Юрия Долгорукого (Спасо-Преображенский собор в Переяславле-Залесском, церковь в честь святых князей Бориса и Глеба в Кидекше), построенные, судя по всему, той же артелью, которая была получена Юрием от своего главного союзника Владимирка Галицкого. В последние годы правления Владимирка в столице был построен величественный собор в честь Успения Пресвятой Богородицы (по археологическим данным, впервые в летописи упоминается в связи с погребением в нем князя Ярослава Осмомысла), ставший кафедральным. Размеры его фундаментов, установленные археологами, уступают лишь размерам Софии Киевской. “Романские элементы составляют одну из существенных особенностей зодчества древнего Галича, — пишет искусствовед В. С. Вуйцик. — Здесь применялась та же строительная техника, использовались сходные материалы. Одновременно в нем ведущими остаются типологические черты византийского зодчества, проявившиеся в общей концепции крестово-купольного храма. Если план Успенского собора в Галиче аналогичен планам киевских построек (Десятинная церковь) и храмов Северо-Восточной Руси (Успенский собор во Владимире), то белокаменная резьба, напротив, имеет прямые аналогии среди романских, в частности южнонемецких, памятников”.
Галицкое княжество достигает наивысшего могущества при князе Ярославе Владимировиче (Владимирковиче) Осмомысле (1153–1187). Расположенное на торговом пути из Киева в Западную Европу, княжество наладило активные торговые и дипломатические связи с Польшей, Венгрией, со Священной Римской империей, с Византией (с последней и церковные — Ипатьевская летопись сообщает под 1165 г. о посольстве в Константинополь во главе с епископом Космой).
Накопление частных богатств имело и негативную сторону — резко выразившееся при Ярославе усиление боярства составляет характерную черту в дальнейшей истории Галича. Боярское своеволие удалось на время укротить волынскому князю Роману Мстиславичу Великому, объединившему в 1199 г. Галицкое и Волынское княжества. В эти годы, особенно после падения под ударами крестоносцев Константинополя в 1203 г., резко усиливается латинская экспансия на Русь, особенно юго-западную ее часть. Роману Мстиславичу папа Иннокентий III предлагал королевскую корону при условии, что Роман примет католичество, однако князь решительно отказался и сохранил в своих владениях православную веру. При нем в столице была возведена церковь во имя великомученика Пантелеимона, она украшает Галич и поныне.


Сопротивление галичан католической экспансии. Даниил Галицкий
Роман Галицкий принимает послов папы Иннокентия III.
Картина Н. В. Неврева, 1875 г.
Князь Роман, называемый летописцем “самодержцем всея Русской земли” и “царем в Русской земле”, приняв участие в польских усобицах, погиб в 1205 г., оставив двух малолетних детей. Один из них (Даниил), после нескольких десятилетей упорной борьбы с мятежным боярством и претендовавшими на земли княжества венграми, сумел возродить державу отца и приумножить ее славу. К сожалению, не помощником, а противником Даниила Романовича Галицкого в этой борьбе был епископ Артемий (30-е — начало 40-х гг. XIII в.), сторонник его соперника за галицкий стол, князя Ростислава Михайловича. Артемий бежал из Галича после решительной победы князя Даниила в 1245 г. в битве при Ярославе на р. Сане.
Вместе с венгерскими и польскими феодалами, неоднократно захватывавшими Галич, шел и латинский клир. Еще во время первого захвата ими Галича в 1188–1189 гг. венгры “в божницах почаша кони ставляти”. Во времена юности князя Даниила бояре способствовали тому, что в 1215–1219 гг. на галицком столе оказался Кальман (Коломан), сын венгерского короля Андраша (Андрея) II (1205–1235). Для укрепления позиций сына Андраш II стремился подчинить Галицкую епархию Риму. Король писал папе Иннокентию III (1198–1216) о желании “вельмож и народа Галича… пребывать в единении и послушании святой Римской церкви, с тем, однако, чтобы им дозволено было ни в чем ином от своего обряда не отступать”. Папа с готовностью одобрил унию и повелел Эстергомскому архиепископу короновать Кальмана королевским венцом. Каково было “желание” унии среди жителей княжества, видно из отношения к этому летописца: “Король угорьскый посади сына своего в Галичи, а епископы и попы изгна из церкви, а свои попы приведе латыньскые на службу”. Коломан был изгнан новгородским князем Мстиславом Удатным (Удалым), который действовал в союзе с княжившим тогда на Волыни Даниилом Романовичем, выдав за него свою дочь Анну. Победив, Мстислав заключил мир с Андрашем II и выдал другую свою дочь Марию замуж за его сына Андраша. Мсти­слав вскоре умер, и Даниил остался один против объединенных сил венгерского и польского королей, возобновивших агрессию. Следующий период краткого господства венгров в Галицкой земле пришелся на 1227–1234 гг. (с перерывом между 1229 и 1232 гг.), когда галицким королем был упомянутый выше Андраш, известный на Руси как “королевич Андрей”. По-видимому, к этому времени относится учреждение в Галиче доминиканского монастыря. Андрей правил с помощью поддерживающих его галицких бояр, в постоянном конфликте с простым народом, желавшим видеть галицким князем Даниила Романовича.

В 1238 г. Даниил Романович, наконец, овладел Галичем, передав Волынь брату и верному сподвижнику Васильку Романовичу, а затем ненадолго занял и Киев. Ведя упорную борьбу против княжеских распрей и засилья бояр, Даниил опирался на мелких служилых людей и население городов, развитию которых всячески содействовал, привлекал туда ремесленников и купцов, построил новые города: Холм, Львов, Угровеск, Данилов, обновил Дорогочин, отбитый им у добжинских рыцарей. Даниил перенес столицу Галицко-Волынского княжества из Галича в Холм, который украсил несколькими храмами. Успешно борясь с непрекращающимися набегами польских и венгерских феодалов и новым противником на юго-западе Руси — литовцами и родственными им ятвягами, Даниил столкнулся с непреодолимой силой даже для такого крупного удельного княжества, как Галицко-Волынское, — с обрушившимися в те годы на Русь монголо-татарами. После гибели при взятии монголами Киева в 1240 г. митрополита Иосифа Даниил Романович позаботился об избрании нового Киевского митрополита. Его стараниями им в третий раз в истории Руси стал местный уроженец — Кирилл II (III). Получив в 1246 г. в Орде ханский ярлык на княжение (эта в целом успешная, но сопровождавшаяся унижениями в ханской ставке поездка, наложила на душу князя Даниила неизгладимую печать горечи, красочно выраженную летописцем: “О злее зла честь татарская! ”), князь отправил митрополита Кирилла в Никею, к патриарху Мануилу II, который утвердил его в митрополичьей власти. Кирилл († 1281), “архиепископ всея Руси”, как он себя называл, стал выдающимся деятелем Церкви, ревностно оберегавшим и укреплявшим ее в условиях “иссушающего саму душу народа” монголо-татарского ига.
Даниил безмерно тяготился зависимостью от Орды. Рассчитывая (как оказалось, тщетно) на западноевропейских союзников в противостоянии с ней, он согласился принять от папы Римского Иннокентия IV в 1254 г. королевский титул (“король Руси” или “князь всей земли Русской, Галицкой и Владимирской”), однако предложенную церковную унию отверг. Он заключил несколько династических браков: женил своего сына Шварна на дочери литовского князя Миндовга, чья племянница стала после смерти Анны Мстиславны второй женой самого Даниила; король Венгрии Бела согласился на давно уже замышляемый Даниилом брак своей дочери с сыном Даниила Львом; другой его сын — Роман — женился на наследнице австрийского герцогства. Надежды получить помощь от европейских правителей, занятых своими усобицами, в борьбе против монголов не оправдались, да и Иннокентий IV вел активную политику на осторожное сближение с Ордой, пытаясь подчинить своей власти несториан и других христиан в ее владениях. Желая заключить союз против монголов с другими русскими князьями, Даниил выдал за великого князя Владимирского Андрея Ярославича свою дочь Устинью (Анну) (их лично во Владимире-на-Клязьме венчал митрополит Кирилл), однако в 1252 г. тот был свергнут войском хана Сартака, а его ярлык передан более лояльному брату, тогда киевскому князю, Александру Невскому, понимавшему, как и митрополит Кирилл, невозможность для Руси сопротивления подавляющей силе Орды в сложившихся условиях.
Выиграв несколько стычек с монголами, Даниил подчинился новому наместнику, темнику Бурундаю, два похода которого в 1258–1259 гг. вынудили его срыть укрепления многих городов, в том числе Владимира-Волынского, и участвовать в набегах на Польшу и Литву. Теперь монголо-татарское иго прочно установилось и в Галицко-Волынском княжестве. Тем не менее, Даниил по возможности продолжал политику развития своих владений. В свою новую столицу — Холм около 1240 г. им был перенесен из Угровска центр еще одной новой епархии. Здесь были возведены несколько храмов, сгоревших осенью 1257 г. в пламени грандиозного пожара (см. ЦПГ № 17 за 2010 г.). Король Даниил вновь отстроил город и церковь во имя святого Иоанна, которую освятил местный епископ Иоанн, воздвиг новую большую церковь во имя Пресвятой Приснодевы Марии, украсив ее “пречудными” иконами. В ней четыре года спустя после ее освящения, в 1264 г., великий сын Руси и был погребен: “И положили его в церкви святой Богородицы в Холме, которую он сам построил”.

Православие в Галицко-Волынском княжестве при преемниках Даниила. Первая Галицкая митрополия

После смерти Даниила Галицкого корона перешла к его сыну Льву I Даниловичу (1264–1301), но правил он только галицкой частью своих владений. Его дядя Василько до своей смерти в 1269 г. считался (и был) старшим в роде, другие сыновья первого короля — Мстислав в Луцке, Шварн в Холме с Дорогочином (некоторое время, после ухода своего тестя, православного литовского князя Войшелка в монастырь он правил и Литвой), — также почти не зависели от власти племянника. Король Лев в 1268 г. во время банкета убил Войшелка. Положение Шварна в Литовской земле пошатнулось, он вскоре умер, и его галицкие владения достались Льву.
В 1272 г. Лев Данилович перенес столицу Галицко-Волынских земель из Холма во Львов. Здесь, в частности, была построена церковь во имя Николая Чудотворца, она в сильно перестроенном виде сохранилась до наших дней.
По кончине князей Волынского Владимира-Ивана Васильковича и Луцкого Мстислава к 1292 г. Лев принял всю Волынь под свою руку, вновь, таким образом, вос­становив единство в Галицко-Волынских землях. Он, постоянно воюя с Польшей, смог присоединить к Галицко-Волынскому княжеству часть Закарпатья с городом Мукачево (около 1280 г.) и Люблинскую землю. Незадолго до смерти Лев снова ходил вместе с татарами на Польшу и вернулся “с большой добычею и полоном”. Известно, что его дочь Святослава († 1302) была монахиней.
Умер Лев I в 1301 г., передав корону и ненадолго укрепившиеся владения своему старшему сыну Юрию I Львовичу († 1308 или 1316). Недовольный переездом Киевского митрополита Максима из разоренного монголо-татарами Киева во Владимир-на-Клязьме в 1299 г., Юрий добился у Константинопольского патриарха учреждения в своем государстве особой митрополии. Виднейший историк Русской Церкви А. В. Карташев так описывает это событие: “Из греческих памятников мы узнаем, что греки, вообще неблагосклонно смотревшие на разделения Русской митрополии, на этот раз были чем-то убеждены, и в 1302 или 1303 г., при императоре Андронике II Палеологе Старшем и патриархе Афанасие, Галицкая епископия была возведена на степень митрополии. По свидетельству одного более позднего документа (грамота короля Казимира 1371 г.), первым Галицким митрополитом был некий Нифонт. В новой митрополии очутились, конечно, все те шесть епархий (Галичская, Перемышльская, Владимирская, Луцкая, Холмская, Туровская), — какие были в пределах великого княжества Галицко-Волынского”. Митрополия просуществовала недолго. К 1305 г. умерли оба митрополита — Киевский Максим и Галицкий Нифонт. Преемником последнего по воле короля должен был стать святитель Петр, основатель и игумен Ратского монастыря на Волыни, выдающийся иконописец, создатель иконы Божией Матери “Петровская”.
Однако в июне 1308 г. Константинопольский патриарх Афанасий поставил Петра на Киевскую митрополичью кафедру с титулом “всея Руси”. А. В. Карташев: “… вышло так, что те же — император Андроник II и патриарх Афанасий, которые незадолго до того устроили разделение Русской митрополии, теперь это разделение упразднили, и митрополитом Киевским и всея Руси поставили Петра…”. Как Галицкий митрополит позднее упоминается Гавриил, никаких сведений о деятельности которого не сохранилось. Святитель Петр после недолгого пребывания в Киеве, как и предшественник, переехал в Северо-Восточную Русь, во Владимир, а затем и в Москву.
Первая Галицкая митрополия, по-видимому, была окончательно упразднена митрополитом Киевским и всея Руси Петром в 1323 г., после гибели в том году королей Галицких, братьев-соправителей Льва II Юрьевича (престол в Галиче) и Андрея (престол во Владимире-Волынском), в битве то ли с татарами, то ли с литовцами. Два года спустя мятежные бояре призвали на престол вместо сына Льва II, последнего Галицкого короля-Рюриковича, Владимира — его родственника Болеслава, сына Мазовецкого князя Тройдена Пяста и Марии Юрьевны, дочери Юрия I Львовича. Приняв Православие с именем Юрий, он известен истории под именем Юрия II Боле­слава. Отравленный, как полагает часть историков,
в 1340 г. боярами за попытку ввести в Галицком королевстве католичество, он в связи с отсутствием наследников завещал престол польскому королю, ревностному католику Казимиру Великому, тогда как боярами на Волынь был призван княжить православный Любарт-Димитрий, сын великого князя Литовского Гедимина, что повлекло за собой кровопролитную польско-литовскую войну за галицко-волынское наследство, длившуюся более полувека — с 1340 по 1392 г.

Окончание следует
Владимир Моисеенко

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий