Рабочее заседание сотрудников реабилитационного центра в монастыре во имя святого  Саввы Освященного (г. Мелитополь)

ВДОХНОВЛЯТЬ ЖИЗНЕЛЮБИЕМ

С проблемой алкогольной и наркотической зависимости сталкивается много семей, в том числе и в среде верующих. Мы решили обратиться к специалистам в данной области — координатору реабилитационного центра для химически зависимых при мужском монастыре во имя святого Саввы Освященного Запорожской епархии (г. Мелитополь) игумену Захарии (Плихте) и руководителю терапевтического процесса реабилитационной программы протоиерею Игорю Старынину.

Реабилитационный центр и культура монастырской жизни

— Каковы особенности вашего центра, и чем он отличается от других подобных заведений?

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Координатор реабилитационного центра для химически зависимых при мужском монастыре во имя святого Саввы Освященного Запорожской епархии (г. Мелитополь) игумен Захария (Плихта)

О. Захария:

— На сегодняшний день это единственный реабилитационный центр, который действует при православном монастыре. У нас совершаются молебны перед иконой Божией Матери «Неупиваемая Чаша», проходят занятия со священником. После определенного срока трезвости в монастыре клиенты могут причаститься.

О. Игорь:

— В обители каждый день до обеда пациенты трудятся на послушании, это тоже дает возможность приобщиться к культуре монастырской жизни.

 

— Возможно ли сравнить алкогольную и наркотическую зависимость?

О. Игорь:

— Существуют социально приемлемые стадии употребления алкоголя, чего не скажешь о наркотических средствах. Например, алкогольные напитки употреб­ляют, когда отмечаются праздники; употреб­ляющий же наркотики с самого начала знает, что преступил социальные нормы и правила. Наркоманы моложе по возрасту, они быстрее скатываются к социальному дну. Соответственно, раньше начинается и процесс их реабилитации. А у алкоголиков есть стадия так называемого бытового пьянства, когда человек не может жить без алкоголя, но еще работает, живет семейной жизнью. Это может быть весьма длительный период, и человек достигает социального дна в довольно приличном возрасте. Даже по группам видно, что люди, страдающие алкогольной зависимостью, гораздо старше наркозависимых.

 

— С какого возраста начинается употребление алкогольных и наркотических веществ?

О. Игорь:

— Наркотики начинают употреблять в 12–13 лет.

О. Захария:

— Так называемый «розовый» период употребления у наркомана длится два-три года. А у алкоголика он может растянуться на многие годы. Другая сторона медали — чем дольше этот период, тем сложнее реабилитация. Основываясь на статистике, могу сказать, что наркоманы выздоравливают чаще, чем алкоголики.

Наркоманией болеет не ребенок, а вся семья

— Как родителям распознать, что их ребенок начал употреблять химические вещества, изменяющие сознание?

О. Игорь:

— Подросток начинает замыкаться в себе, лгать, раздражаться и грубить; чувствуется, что он ведет двойной образ жизни. Ребенок становится неопрятным, не соблюдает гигиену. Исчезает доверие между родителями и ребенком. Начинают пропадать деньги и ценные предметы. Это уже звонок. При уборке жилища могут быть обнаружены шприцы, таблетки и т. п.

 

— Можно ли поведение наркозависимого перепутать с реакциями, свойственными переходному возрасту?

О. Игорь:

— Конечно, можно. Главная задача  родителей — сохранить контакт, отношения и общение со своими детьми в переходном возрасте, понимая, что происходит сложный процесс. В подростковом возрасте этот контакт, к сожалению, нередко теряется.

 

— Существует и проблема созависимости…

О. Захария:

— Если у наркомана гниет нога, или его выгнали с работы — это ярко выраженная проблема. А, например, родители, если они не курят и не пьют, до самого последнего момента отрицают проблему созависимости. Но ведь важно и то, как мама вынашивала и рожала ребенка, как малыша воспитывали первые три года, добрые на него глаза смотрели или злые. Может случиться, что наследственно, на физическом уровне, передается нехватка так называемого «гормона радости» — эндорфина.

В нашем Центре работа построена следующим образом: два месяца — интенсивная терапия, потом поддерживающая программа, затем программа ресоциализации. Главное на интенсивной терапии привести человека в чувство. Подается лекционный материал, проводится групповая и индивидуальная работа, даются домашние задания. Постепенно раскрывается картина возникновения и развития болезни. И в этот момент для зависимого самое главное не обвинить родителей. В дальнейшем за свое выздоровление человек отвечает сам. К сожалению, не все это понимают. А родителям важно осознать и собственную причастность к возникновению болезни, хоть это и очень тяжело.

О. Игорь:

— Созависимость — это неспособность жить собственной жизнью. Это желание раствориться в ком-то, растворение в близком человеке. Здесь корень проб­лемы. Человек живет жизнью другого, т. е. зависимого, и становится зависимым от того же химического вещества, которое употребляет близкий человек. Он не имеет собственных интересов, желаний, потребностей и растворяется в другом, становясь для него невыносимой обузой. Так получается замкнутый круг. Другой человек (ребенок, муж, жена брат) хочет избавиться от этой невыносимой ноши и через зависимость убегает от созависимого близкого человека, а созависимый догоняет его и «спасает».

О. Захария:

— Когда зависимый бросает колоться или употреблять алкоголь, начинается абстинентный синдром — синдром отмены, так называемая ломка, ему становится очень плохо и духовно, и физически. А созависимый не может без «спасательства». Иногда заметно, что его так же «ломает», но сам он этого не видит.

О. Игорь:

— Созависимый больше рискует впасть в депрессию, чем зависимый, ведь ему становится тоскливо без «спасательства». В последнем, наверное, самая главная компенсация для созависимого.

Молебен иконе Пресвятой Богородице «Неупиваемая Чаша»

Как помочь зависимому

— Что можно посоветовать тем, кто хочет помогать химически зависимым?

О. Захария:

— В первую очередь надо вдохновлять жизнелюбием. И, конечно, не помогать зависимому умирать. Например, если мама кормит, поит, одевает, выкупает его из милиции, лечит в больнице, — никакой зависимый не бросит употреб­лять наркотики. Зачем? Надо усложнить жизнь зависимому человеку, чтобы у него появилось желание выздороветь и заняться чем-то полезным. Никакой наркоман или алкоголик просто так умереть не хочет.

О. Игорь:

— Да, трезвостью можно только зара­зить. Всем, кто хочет помогать химически зависимым, нужно самим оставаться трезвыми и развиваться в этой трезвости. И тогда вокруг них будет распространяться «поле», к которому захотят присоединиться.

К тому же кто сам был искушаем, тот может помочь искушаемому (см.: Евр. 2: 18). Выздоравливающие трезвые алкоголики и наркоманы заражают своей трезвостью других зависимых, и получается своего рода цепная реакция. Можно обучиться методикам и механизмам, но передать свою трезвость, если сам не трезвый, невозможно. Иногда берутся за реабилитацию химически зависимых и при этом позволяют себе выпивать, однако эффективность сразу понижается.

Принцип работы нашего Центра — «такие же помогают таким же». Кто сам поднялся со дна химической зависимости и обрел радость и счастье в трезвости, тот несет это счастье другим. Кто заражается этой радостью и надеждой, тот остается трезвым. Это уже собственный выбор человека.

Надо знать правила «жесткой» любви

— Что вы посоветуете священникам в работе со страдающими химической зависимостью?

О. Игорь:

— Необходимо знать о феномене созависимости и о том, что попытки «спасательства» могут привести к трагедии. Иног­да даже материальная помощь зависимым провоцирует употребление наркотиков.

Химически зависимый в фазе активного употребления ищет материального и психологического донора, который бы решал его проблемы, помогал финансово и тем самым помогал употреблять наркотические вещества. Порой в этой роли используется священник. Поэтому священнослужителю необходимо знать правила так называемой «жесткой» любви. Надо любить человека, уважать его личность, а грех ненавидеть, не потакать ему. Советовал бы священникам сотрудничать с профессионалами в этой области. Немногие священники знают, к примеру, о нашем Центре при православном монастыре.

 

— Какие условия приема пациента в ваш Центр?

О. Игорь:

— Чтобы попасть в Центр, необходимо пять-семь дней не употреблять химических веществ. Человек должен сам позвонить и заявить о том, что он хочет оставаться трезвым. Нужны справки: из тубдиспансера об отсутствии заболевания туберкулезом, о прививках и общая о состоянии здоровья. Центр стационарный, пациент поселяется на полгода. Это длительная реабилитация, которая проходит в три этапа. Первый этап — интенсивный, когда человек обретает свою личность заново. Второй этап — программа профилактики срыва, когда клиент учится распознавать симптомы и предотвращать срыв, а также как оставаться трезвым. Тут сам человек вырабатывает навыки и механизмы самостабилизации, само­поддержки. И третий этап — программа ресоциализации, когда человек возвращается в социум.

Еще один плюс

— Что можно делать на приходах для поддержки трезвости у зависимых?

О. Игорь:

— Один из способов самоподдержки (наши клиенты сами об этом говорят) — посещать храм, участвовать в богослужении, исповедоваться, причащаться. Поэтому если в том городе или селе, куда возвращается реабилитант, есть храм, то это уже большой плюс. Важно, чтобы такого человека подключили к социальной жизни общины. Священник лично должен уделить ему внимание (здесь я бы рекомендовал книгу игумена Ионы (Займовского) «Страсть, грех или болезнь»). И любому священнику не помешало бы знать, что такое зависимость и созависимость.

 

— Как проводить профилактику зависимости и созависимости?

О. Игорь:

— Важно не игнорировать проблему. Мы не замечаем, что сейчас вследствие употребления химических веществ гибнут 12-летние дети. Это же тотальная катастрофа!

В свою очередь, мы открыты для встреч, можем выступить с лекциями на приходах или на конференциях. Полагаю, социальная активность священника очень важна в этом плане. Информированность — это и есть профилактика. Священник знает своих прихожан и то, что людям нужна помощь. В нашем Центре работают необходимые специалисты, и мы могли бы оказать такую помощь.

 

savva.org.ua/reabilitatsionnyj-tsentr.html

По всем вопросам, связанным с реабилитацией зависимых, звоните:

+38 (063) 973–29–33

+38 (097) 221–44–08

+38 (050) 285–27–02

Беседовал Виталий Сидоркин

 

В нашем Центре работа построена следующим образом: два месяца — интенсивная терапия, потом поддерживающая программа, затем программа ресоциализации. Главное на интенсивной терапии привести человека в чувство. Подается лекционный материал, проводится групповая и индивидуальная работа, даются домашние задания. Постепенно раскрывается картина возникновения и развития болезни

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий