D0-9B-D0-BE-D0-BC-D0-BE-D0-BD-D0-BE-D1-81-D0-BE-D0-B2

РАЗМЫШЛЕНИЯ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧИИ (К 300-летию со дня рождения М. В. Ломоносова)

При жизни Михаила Васильевича Ломоносова воспринимали и ценили основным (часто — единственным) образом как поэта, причем поэта придворного. Он добросовестно писал оды на восхождение на престол императриц и императоров, на дни их именин и рождений, на различные памятные даты их жизни. Он писал стихотворные сопровождения к созданным им же праздничным фейерверкам и иллюминациям…

«ОН БЫЛ ПЕРВЫМ НАШИМ УНИВЕРСИТЕТОМ»
Значительная часть Ломоносовского архива была утеряна, опубликованные работы долгое время оставались разрозненными и забытыми. Многие, сделанные Ломоносовым научные открытия, высказанные им мысли и теории были заново сделаны и высказаны десятилетия, а то и столетия спустя. И только стихи — оды, сатиры, переводы — продолжали оставаться на виду.

Именно наследникам Ломоносова в поэтическом творчестве мы обязаны самым известным суждениям обо всей его деятельности. А. Н. Радищев, отказывая Ломоносову-ученому в оригинальности и значительности его работ, критиковал Ломоносова-поэта за оды правителям, отсутствие чувствительности, пустое многословие. А. С. Пушкин, признавая свою несостоятельность в научных вопросах, нередко переходит от осторожной критики поэтического наследия Ломоносова до уважительного восхищения значительностью всей его личности и деятельности для России («Он… сам был первым нашим университетом»).

Первое большое произведение молодого Ломоносова — «Оду на взятие Хотина» — В. Г. Белинский считал началом всей новой русской поэзии («Ломоносов был Петром Великим нашей литературы»). Переводы Ломоносова из античных поэтов (в первую очередь — Анакреона и Горация) задали тон и манеру многих последующих художественных переводов. А ломоносовские переложения на русский язык псалмов многие десятилетия признавались лучшими и наиболее любимыми в народе.

НАУКИ ЮНОШЕЙ ПИТАЮТ…
Для самого Михаила Васильевича Ломоносова, при всех его лаврах первого поэта России, стихи не были значимым делом. Впрочем, незадолго до смерти, перечисляя свои главные достижения, он также не упоминает ни труды по истории, ни первую и нормообразующую «Российскую грамматику», ни фундаментальную «Риторику», ни возрождение искусства мозаики, ни основание и установление Московского университета. Главные его стремления касались естественнонаучных исследований, а делом жизни оставались физика (труды о сущности тепла, о газообразном состоянии тел) и химия (по сути, он основатель физической химии). Кроме того, он интересовался метеорологией (в частности, грозами, даже пытался исследовать верхние слои атмосферы), геологией (слои земли), астрономией (на основе наблюдений сделал вывод о существовании атмосферы на Венере), изучал силу тяжести при помощи маятников, писал о природе ледяных гор и возможностях северного морского пути, и т. д.

Справедливости ради надо отметить, что в школьные и студенческие годы, наравне с нарастающим интересом к естественным и точным наукам, Ломоносов изучал стихосложение, литературу, языки, основы философии, читал все доступные церковные и светские книги, в Москве и Киеве имел возможность ознакомиться со многими древними рукописями, в том числе — летописями. Все это стало прочным фундаментом, позволившим Михаилу Васильевичу отстаивать собственные взгляды в вопросах истории, словесности, педагогики и даже социального устройства государства — «для славы, для пользы отечества».

Любовь к родине и стремление к ее процветанию объединяли все разрозненные интересы Михаила Васильевича. Это отчетливо прочитывается даже в его стихах. И в первую очередь — в тех самых одах императорам, за которые его так не любили потомки. В большинстве из них за цветистым вступлением следует завуалированное изложение взглядов автора об устройстве России под управлением идеального монарха-просветителя. Отдельные строфы звучат прямым поучением и наставлением к достижению такого идеала. Именно в одах содержатся многие знаменитые строки Ломоносова, в частности: «Науки юношей питают, Отраду старым подают, В счастливой жизни украшают, В несчастный случай берегут…».

Любовь к науке прочитывается во всем литературном наследии ученого — от небольших шуток до писанных на заказ трагедий, от личной переписки до официальных обращений. Собственно, преобладающее большинство стихов писалось именно с прикладной целью. Так, «Ода на взятие Хотина» изначально была приложением к письму Ломоносова из Германии в Российскую Академию Наук, иллюстрируя рассуждения о возможностях русского языка и нового для русской литературы типа стихосложения. Многие переводы делались как примеры для учебника риторики. Сатиры писались как полемическая публицистика, с целью высмеять врагов просвещения, невзирая на их статус, положение при дворе и даже сан. Стихи, попросту говоря, были для Ломоносова наиболее доходчивой и доступной формой популярного изложения своих мыслей, в том числе — научных («Письмо о пользе стекла» и другие).
ПРАВДА И ВЕРА — СУТЬ ДВЕ СЕСТРЫ
Колоссальный по охвату интерес ко всем областям применения человеческого разума не покидал Михаила Васильевича на протяжении всей жизни. Мир никогда не переставал удивлять его. И он никогда не забывал, что все это полное загадок великолепие — творение рук Божиих. Научные размышления в сочетании с благоговением перед величием Творца рождали уникальные по широте мысли и поэтичности строки: о космосе — «Открылась бездна, звезд полна; Звездам числа нет, бездне — дна»; о солнце — «Горящий вечно Океан» (догадка Ломоносова о природе Солнца была настолько новаторской по тем временам, что ее попросту не заметили); — оба отрывка из стихов, озаглавленных «Размышление о Божием Величестве при случае великого северного сияния», соответственно, «Вечернее» и «Утреннее». Первый заканчивается вопросом «Скажите ж, коль велик Творец?», второй — просьбой «Творец! покрытому мне тьмою Простри премудрости лучи…».

Будучи до мозга костей ученым, считая любой простейший опыт важнее отвлеченного воображения, выдвигая теории, казавшиеся по тем временам едва ли не богохульными, Ломоносов считал веру такой же необходимостью для любого человека, как и наука, образование. «Правда (так у Ломоносова звучит синоним к «науке») и вера — суть две сестры родные, дщери одного Всевышнего родителя, никогда между собою в распрю прийти не могут…», и еще: «Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал свое величие, в другой — свою волю. Первая — видимый сей мир, им созданный, чтобы человек, смотря на огромность, красоту и стройность его зданий, признал Божественное всемогущество, по мере себе дарованного понятия. Вторая книга — Священное Писание. В ней показано Создателево благоговение к нашему спасению… Неверно рассуждает математик, если хочет циркулем измерить Божью волю, но не прав и богослов, если он думает, что на Псалтири можно научиться астрономии или химии».

Мистическое переживание и материальный опыт долгое время считались противоречием. Как долго и каким путем сам Ломоносов вынашивал мысль о равной необходимости веры и науки — сказать сложно. Свидетельство же размышлений на эту тему можно найти в вольном переложении (по сути — собственном переосмыслении) Михаилом Ломоносовым стихов римского поэта Клавдиана:

Я долго размышлял и долго был в сомненье,
Что есть ли на землю от высоты смотренье;
Или по слепоте без ряду всё течет,
И промыслу с небес во всей вселенной нет.
Однако, посмотрев светил небесных стройность,
Земли, морей и рек доброту и пристойность,
Премену дней, ночей, явления луны,
Признал, что Божеской мы силой созданы.
Eкатерина Усачева
Я взор свой поднимаю к небесам,
Начало дня встречаю на коленях:
Благослови меня, Господь, Ты сам
В моих делах, в моём дневном хожденье.
Благослови труды моей души
И ко всему её прикосновенье.
Труды ума и рук благослови,
Пошли Святого Духа вдохновенье.
Дай всё мне делать, словно для Тебя,
С открытым сердцем и любви сияньем,
И пусть, как тень Апостола Петра,
Целебным будет на людей влиянье.
Дай доброхотно всё передавать,
Что от Тебя, Господь мой, получаю,
И помоги нетленные слова
В пути не подменять тщетой случайной.
Дай Имя светлое Твоё святить
И волю правую творить повсюду.
За всё, за всё Тебя благодарить:
За то, что было в жизни, есть и будет.
Я взор свой поднимаю к небесам,
Начало дня встречаю на коленях:
Благослови меня, Господь, Ты Сам
В моих делах, в моём дневном хожденье.
М. В. Ломоносов

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий