smi

РАДИ КРАСНОГО СЛОВЦА. Стоит ли читать светские СМИ, и почему некоторые из них искажают информацию о Церкви?

Недавно из старенькой брошюры (в помощь при подготовке к Исповеди) узнал, что чтение светских газет-журналов — грех. Благословения священноначалия на издание в книжице не было, равно как и указания на принадлежность к клиру кого-либо из авторов. В молитву, вынесенную в колонтитул брошюры, закралась режущая глаз орфографическая ошибка.

А составленный перечень грехов и прегрешений был не только адаптирован к реалиям, но и зело суровым, учитывая отсутствие пояснений причин греховности определенных деяний, к примеру чтения светских СМИ.
В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, утвержденных в 2000 г. Юбилейным Архиерейским Собором, отношение к СМИ иное: «Средства массовой информации играют в современном мире все возрастающую роль. Церковь с уважением относится к труду журналистов, призванных снабжать… своевременной информацией о происходящем в мире, ориентируя людей в нынешней сложной реальности…». Возможно, составители брошюры преувеличили греховность листания прессы. Однако, как редактор и автор, десяток лет участвующий в подготовке к печати светских СМИ, не знаю, какое из них рекомендовать к систематическому прочтению.
О новостях
«О хранении ума от бесполезного многоведения и праздной пытливости» преподобный Никодим Святогорец в произведении «Невидимая брань» пишет целую главу, в частности следующее: «Как необходимо,.. блюсти ум от неведения, так… необходимо блюсти… и от…многоведения и любопытства. Ибо коль скоро наполним… его множеством ведений, представлений и помыслов, не исключая и суетных, непотребных и вредных, то сделаем его бессильным; и он не возможет уже добре уразумевать, что пригодно к истинному самоисправлению… и совершенству. Почему надлежит… так себя держать в отношении к ведению о земных вещах, хотя иной раз и позволительных, но не необходимых, как бы ты был уже умершим…».
И дальше: «Сказания о бывшем и новые сведения о бывающем да мимо идут тебя, и все перевороты в мире и царствах да будут для тебя такими, как бы их совсем не было, а когда кто принесет тебе их, отвратись от них… Слушай, что говорит св. Василий: «Да будет… горьким вкушением слышание мирских вестей и сотами меда сказание мужей преподобных»…» (ч. 5).
Любителям светской хроники (политической, экономической, культурной — не суть важно) небезынтересно может быть, какими новостями обменивались между собой святые… Вот, к примеру, отрывок из книги «Избранные жития…» (САТИСЪ, Санкт-Петербург, 2003 г.) о встрече и беседе Антония Великого и Павла Фивейского: «Святой Антоний уже около семидесяти лет жил в пустыне. Против воли, начал смущать его горделивый помысел, что здесь он старше всех.
Он просил Бога удалить от него этот помысел и получил откровение, что один отшельник гораздо ранее его поселился в пустыне и более его служит Господу. Антоний встал рано утром и отправился искать… Перед его глазами мелькнула волчица, бежавшая к ручью. Святой Антоний подошел к этому ручью и увидел близ него пещеру. При звуке его шагов дверь в пещеру крепко замкнулась. Святой Антоний до полудня взывал через дверь… Наконец, …навстречу ему вышел глубокий старец, совершенно убеленный сединами. Это был святой Павел Фивейский. Он уже около девяноста лет жил в пустыне.
После братского лобзания Павел спросил Антония: «В каком положении род человеческий? Какое правление в мире? Остаются ли еще идолопоклонники?» Прекращение гонений и торжество христианства в римской империи было для него радостной новостью, а появление арианства — горькой…». Такие ли новости радуют нас и огорчают? Что мы читаем и обсуждаем ежедневно? И — главное — с кем общаемся, листая светские СМИ, глядя в монитор или телевизионный экран?
О планке и… плинтусе
Подчеркивая признание роли СМИ в Основах социальной концепции РПЦ, важно также учитывать контекст: «При этом… информирование зрителя, слушателя и читателя должно основываться не только на твердой приверженности правде, но и на заботе о нравственном состоянии личности и общества, что включает в себя раскрытие положительных идеалов, а также борьбу с распространением зла, греха и порока… СМИ, обладающие огромным влиянием на аудиторию, несут величайшую ответственность за воспитание людей, особенно подрастающего поколения. Журналисты и руководители… обязаны помнить об этой ответственности» (XV.1).
Положа руку на сердце: в светско-постсоветском информационном пространстве очень трудно найти СМИ, соответствующие определенной планке хотя бы с натяжкой. Более того, рискну предположить, что не только об этой, но и о какой бы то ни было иной планке (пониже, хотя бы на уровне плинтуса) многие руководители СМИ и журналисты даже не помышляют. Просто потому, что большинство газет-журналов преследуют иные цели — коммерческо-политические. Не только ответственность перед читателями, но даже относительно правдивое информирование не всегда укладывается в формат и концепцию изданий. (Речь идет о СМИ как о производственных системах, а не о труде людей).
Прямо говоря, отбор тем и ракурс их освещения предопределены интересами то ли собственников, то ли рекламодателей. Журналисты могут это игнорировать, однако не в силах изменить систему, дабы донести до читателей условную правду… Да, есть ответственные авторы и редакторы (таковых много), среди нас даже встречаются компетентные, но выйти за рамки политики редакции едва ли возможно.
Многие из пишущей братии утешаются тем, что потребители информации могут сделать выбор — какие светские газеты и журналы им читать, а плюрализм позиций СМИ создает предпосылки для объективного освещения событий и тенденций в целом. Сия абстракция служила бы оправданием, если бы основным источником доходов газет-журналов были их подписчики-покупатели, а не владельцы «пароходов» (прямо или же опосредованно, через размещение рекламы).
Пожалуй, можно считать риторическим вопрос, насколько и всегда ли совпадают интересы, к примеру, банков и их клиентов, политиков и их избирателей, потребителей спиртного и его производителей… Музыку в светских СМИ заказывает тот, кто платит. Ее мы, преимущественно, и слушаем. Да, в рекламной какофонии звучат ноты ответственности, даже мелодичные проигрыши компетентности, иногда и дирижерам, и продюсерам не чуждо прекрасное. Однако же фальшивят журналисты все чаще (основной источник информации — Интернет). Найдя в светских СМИ что-либо полезное — стоит сто раз проверить достоверность фактов и справедливость интерпретаций.
В 2005-2008 гг. в условиях роста рекламного рынка светские СМИ в Украине появлялись как грибы после дождя. Редакции охотно нанимали и щедро переманивали журналистов. Корреспонденты быстро становились обозревателями, те — редакторами, те — главными. В результате уровень дискуссии, анализа проблем и тенденций падал стремительно, прямо пропорционально скорости нашего карьерного роста. Разрекламированная свобода слова, как оказалось, не дружит с ответственностью за слова, а чаще — наоборот.
Журналисты быстро привыкли к деньгам, и в 2009 г. — когда рекламный рынок свернулся — многие из нас были удивлены, оказавшись на улице. Оставшиеся в офисах работают за десятерых, что тоже не способствует полноценному и всестороннему освещению тем. В общем, более-менее сознательные и профессиональные журналисты, как и в 2005-2008 гг., по-прежнему создают фон для продвижения в умы читателей «нужных» мнений — о товарах, об услугах, о политиках и все чаще о… Церкви. Наверное, не открою Америку, уточнив, что при продвижении «нужных» мнений СМИ используют слова.
Об аналитике
Оптинский новомученик иеромонах Василий писал в дневнике:
«Слово сильнее, чем звук и цвет… Слово — достояние человека и явление его Божественной сущности. У животных есть и музыка и художества. Например, пение птиц и изящество форм и красок у бабочек… Христианство же по сути словесно, потому и человечно. «Слово было Бог». Не звук, не цвет, но Слово!!! Иначе Евангелисты должны были написать симфонии и картины, чтобы возвестить о Христе”. (Здесь и далее — цитаты из книги “Пасха красная…” Н. Павловой, члена Союза писателей России).
И еще: «Слово — меч, оно имеет в себе направленность, вектор действия, оно заставляет определиться и потому создает отношения, чувства, т. к. они существуют только по отношению к чему-то, к кому-то…». И в развитие: «Слово — все осмысливает, оценивает и потому побуждает действовать: совершенствовать или изменять, а не просто наслаждаться красотою и гармонией (как в музыке и живописи). Осмысливаем, значит, сравниваем. С кем? Со Словом Божиим — оно критерий истинности всего».
Какова направленность и вектор действия словес светских СМИ? По отношению к чему и к кому предлагается определиться читателям? Что осмыслить? Что оценить?.. По словам протоиерея Вячеслава Резникова, уже с конца XVIII в. литература стремится занять место Церкви, и поэты, журналисты, мыслители берут на себя роль «пророков» и «мессий»… От себя добавлю: это те, которые затрудняются делать выводы, а не ретранслировать мнения.
Иеромонах Василий (в миру Игорь Росляков), кстати, был до пострига профессиональным журналистом. «Он наотрез отказался от приглашений на работу в самые престижные по тем временам газеты, сказав другу: «Я не хочу лгать»…». И во многом права Н. Павлова в интерпретации происходящего: чтобы стяжать успех в светских СМИ, нужно ошеломлять, нервировать и лжепророчествовать… Так сказать, гнаться за сенсациями.
О потенциале
Пункт 2 гл. XV Основ социальной концепции РПЦ гласит: «Просветительная, учительная и общественно-миротворческая миссия Церкви побуждает ее к сотрудничеству со светскими средствами массовой информации, способными нести ее послание в самые различные слои общества. Святой апостол Петр призывает христиан: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3: 15).
Любой священнослужитель или мирянин призваны с должным вниманием относиться к контактам со светскими СМИ в целях… пробуждения интереса светского общества к различным сторонам церковной жизни… При этом необходимо проявлять мудрость,.. и осмотрительность, имея в виду позицию конкретного СМИ по отношению к вере и Церкви…
Взаимодействие Церкви и светских средств массовой информации предполагает взаимную ответственность. Информация, предоставляемая журналисту и передаваемая им аудитории, должна быть достоверной. Мнения священнослужителей или иных представителей Церкви, распространяемые через СМИ, должны соответствовать ее учению и позиции по общественным вопросам. В случае выражения сугубо частного мнения об этом должно быть заявлено недвусмысленно — как самим лицом, выступающим в СМИ, так и лицами, ответственными за донесение такого мнения до аудитории…».
Трудно светскому журналисту ответить Церкви взаимной ответственностью, а тем более — отделить частную позицию священнослужителя от официальной церковной… Мешают непонимание, дефицит времени на подготовку публикации, чрезвычайно высокие нагрузки на работе и т. д. Вряд ли пишущая братия осознает степень словесной ответственности в понимании клира. Не все священнослужители берутся за выпуск газет!..
«В Оптину пустынь о. Василий пришел уже человеком «не пишущим», и из-за этого был даже конфликт. Вскоре после открытия монастыря здесь начали выпускать свою газету «Обитель». Но если желающих писать было много, то умеющих — мало… Отец Василий отказался, вызвав тем самым осуждение новоначальных: «Мы пишем, проповедуем, а он? Эгоист!»… И чтобы понять позицию о. Василия, приведем один разговор с ним.
Однажды иеромонах П. принес ему кассету современных духовных песен и спросил после прослушивания:
— Ну как — хорошо?
— Хорошо, — ответил о. Василий. — Только бутылки не хватает. Душевное это, а не духовное…».
Святитель Игнатий Брянчанинов в письме к послушнику Леониду высказывается таким образом: «Оду «Бог», слыхивал я, с восторгом читывал один дюжий барин после обеда… Не терпит душа моя смрада этих сочинений! По мне уж лучше почитать, с целью литературной, «Вадима», «Кавказского пленника», «Переход через Рейн»… Благовестие же от Бога да оставят эти мертвецы! Не знают они — какое преступление: переоблачать духовное, искажать его, давая ему смысл вещественный!».
Хорошо, быть может, если свой диалог со священнослужителями «акулы пера» начинают профессионально — с вопрошания, а не с уже имеющегося ответа, сформулированного самим журналистом или, как это часто бывает, редактором…
О нападках и…терпении
Кстати, о наболевшем: о статьях в светских СМИ, обложках и иллюстрациях, авторы коих (а паче — их идейные вдохновители) порочат Церковь, не пытаясь вникать в суть вопросов и анализировать религиозные и другие проблемы.
В 2000 г. Архиерейский Собор РПЦ предусмотрел: «В ходе взаимоотношений Церкви и светских средств массовой информации могут возникать осложнения и даже серьезные конфликты. Проблемы, в частности, бывают порождены… искаженной информацией о церковной жизни, помещением ее в ненадлежащий контекст… Подобные вопросы должны разрешаться в духе мирного диалога с целью устранения недоумений и продолжения сотрудничества.
В то же время возникают и более глубокие, принципиальные конфликты между Церковью и светскими СМИ. Это происходит в случае хуления имени Божия, иных проявлений кощунства, систематического сознательного искажения информации о церковной жизни, заведомой клеветы на Церковь и ее служителей…».
Представляют ли «акулы пера» хотя бы на малую толику, какую боль может причинить клевета и их кощунственное творчество православным?.. Изданное в 2007 г. жизнеописание наместника Китаевского пустынницкого скита Киево-Печерской Лавры схиархимандрита Феофила (Россохи) повествует, что он до конца дней носил в нагрудном кармане пальто статью, порочащую «еще одного служителя культа», как зримое свидетельство гонения, словно тяжелые вериги, постоянно напоминавшие о гонителях.
А насколько разрушительны клеветнические статьи и каково их влияние на сотни тысяч новоначальных, миллионы оглашенных! Как объяснить православным, почему Церковь не реагирует на такие статьи?..
Архиерейский Собор РПЦ определил меры воздействия на особо агрессивно настроенные светские СМИ (не откликающиеся на предупреждения и попытки переговоров):
— прекращение взаимоотношений с соответствующим СМИ или журналистом;
— призвание верующих бойкотировать данное СМИ;
— обращение к органам государственной власти для разрешения конфликта;
— предание каноническим прещениям виновных в греховных деяниях, если они являются православными христианами.
Неприменение этих мер в отношении многих моих коллег, на мой взгляд, свидетельствует о мудрости священноначалия. Ведь для большинства светских СМИ жесткая реакция на их опусы может стать поводом для написания серии очередных статей. В 99,9 % случаев — с целью саморекламы. Ну что тут скажешь?.. Не ведаем, что творим! Чтобы не огорчаться или не сомневаться, проще, право слово, не читать оных газет-журналов. Ни до обеда, ни после, ни во время.
Вячеслав Дарпинянц

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий