o_anatiliy_zatovskiy

ПРОТОИЕРЕЙ АНАТОЛИЙ ЗАТОВСКИЙ: «Я ВОСПИТЫВАЛСЯ В СЕМЬЕ ПОТОМСТВЕННЫХ СВЯЩЕННИКОВ»

Отец Анатолий — известный киевский священник, многолетний настоятель Макариевского храма на древней Юрковице-Татарке (с 1984 по 2006 гг.), благочинный второго Шевченковского округа Киева, председатель Всеукраинского православного педагогического общества.
Сейчас, в послепасхальный период, Макариевский приход живет в ожидании дня памяти святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, на который припадает 35-летие священнической хиротонии отца Анатолия.

Духовная преемственность
Духовную эстафету настоятельства отец Анатолий принял от одного из авторитетнейших киевских священников второй половины ХХ в. — Георгия Едлинского, сына священномученика Михаила Едлинского, профессора Киевской духовной академии, современника и духовного друга Иоанна Кронштадтского.
Известный факт: когда ко всероссийскому молитвеннику и чудотворцу в Кронштадт приезжали киевляне, батюшка Иоанн говорил: «Зачем вы ездите ко мне? У вас в Киеве есть отец Михаил Едлинский».
Сын отца Михаила — отец Георгий — хотя и не был репрессирован, но всегда находился под бдительным оком КГБ, — блистательный эрудит, молитвенник, духовник, добрейшей души человек, будто магнитом притягивавший к себе людей, особенно к нему тянулась киевская интеллигенция.
Древний Макариевский храм на Татарке расположился так укромно почти в центре старого Киева, что несведущему человеку найти его среди урочищ и оврагов этого района было нелегко. Сюда устремлялись верующие, молодежь. Собирались и на квартире отца Георгия. Вот к такому 82-летнему старцу был послан молодой священник Анатолий Затовский.
Так Господь определил духовную преемственность. Это произошло в 1984 г. в день памяти Георгия Победоносца. В этот же день праздновалась память мучеников Анатолия и Протолеона. То есть, день Ангела у обоих священников был одинаков — 6 мая. И именно в этот день состоялось назначение священника Анатолия Затовского в Макариевский храм.
И хотя батюшка был назначен на приход настоятелем, он исполнял эту должность номинально, фактически находясь в послушании отца Георгия. Молодой священник понял, насколько велик авторитет старца в народе, каким огромным духовным и жизненным опытом обладает отец Георгий Едлинский…
Через много лет, уже в ХХІ в., в Макариевском храме была выпущена прекрасная книга воспоминаний об отце Георгии «Любящее Господа сердце». В ней перед читателем открывается целая эпоха Православия ХХ в., одним из участников которой был протоиерей Георгий Едлинский, сын священномученика Михаила Едлинского.
Из рода в род
Следует отметить, что сам протоиерей Анатолий Затовский также из священнического рода, его отец Леонид Затовский († 1990), дядя Всеволод Затовский, дедушка Михаил Затовский († 1953) были священниками. А дядя отца — протоиерей Иоанн Затовский — был расстрелян в 1938 г. в Черкассах и в 1998 г. причислен к лику святых мучеников.
Так состоялась встреча представителей служителей престола Божия — Едлинских и Затовских. И Богу было угодно, чтобы встреча эта произошла именно в Макариевской церкви, в лице двух ее настоятелей — 82-летнего отца Георгия и 39-летнего отца Анатолия.
На протяжении пяти лет старец передавал опыт духовничества отцу Анатолию. И отец Анатолий, вспоминая те годы, считает их самыми счастливыми в его жизни. Как уже было сказано, он числился настоятелем, но принимать на себя административные функции не спешил, поскольку увидел, что попал в духовно сильную православную общину, в которой слово отца Георгия ценилось и исполнялось, а авторитет его и известность простирались далеко за пределы Киева.
И только со временем, когда отец Георгий стал значительно сдавать физически и не был в состоянии принимать огромное количество посетителей, прихожане стали обращаться по духовным вопросам к «молодому батюшке» отцу Анатолию, увидев в нем достойного преемника.
22 декабря 1988 г. православный Киев облетела весть — мирно отошел ко Господу подвижник веры и благочестия, любимый в народе батюшка Георгий, 45 лет прослуживший настоятелем Макариевского храма. Но прихожане, оплакивая разлуку, благодарили Бога за то, что Он, принимая в вечные обители духоносного старца, подготовил ему замену в лице протоиерея Анатолия Затовского.
22 года нес отец Анатолий послушание настоятеля Макариевского храма, затем передав настоятельство достойному преемнику протоиерею Владиславу Софийчуку, супругу своей дочери. В этом видится древняя и отчасти утерянная традиция нашей Православной Церкви, когда настоятельство передавалось от отца к сыну или священнику — супругу дочери, как это было, например, в судьбе Иоанна Кронштадтского.
И не только это — отец Анатолий в каком-то смысле прошел жизненной стезей своего предшественника и учителя — отца Георгия Едлинского. И хотя батюшке 1 июня с. г. исполнится 68 лет, он еще полон сил, каждый его день насыщен делами на приходе и в благочинии, которым он руководит уже много лет, журналистской работой и педагогической деятельностью.
Вот уже несколько лет он регулярно исповедует и причащает одну из своих прихожанок — Веру Дмитриевну, перенесшую инсульт (автор этих строк лично знаком с ней). Всю жизнь она, занимая ответственные должности, помогала Церкви, чем могла. Пережив великое горе — трагическую смерть единственной юной дочери, нашла в себе силы не сломаться, продолжая трудиться, оставаться истинной христианкой.
А когда тяжелый недуг стал препятствием для посещения родного Макариевского храма, начала молиться дома, регулярно причащаясь Святых Христовых Таин, с которыми приходит к ней ее любимый духовник, друг и наставник — отец Анатолий.
Сейчас, в послепасхальный период, Макариевский приход живет в ожидании дня памяти святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, на который припадает 35-летие священнической хиротонии отца Анатолия. И, надо полагать, поздравить дорогого батюшку придет духовенство, православные киевляне, с которыми юбиляра связывает многолетняя духовная дружба.
Хочется присоединиться к этим поздравлениям греческим возгласом «Аксиос!», что значит — «достоин». Действительно, именитый священник достоин этого. Потому что на заре молодости в его душу запали слова Христа: жатвы много, а делателей мало (Мф. 9: 37, Лк. 10: 2). «Господи! — сказал он тогда, — хочу быть Твоим делателем!» И, поверьте, слово это он сдержал.
«Церковная православная газета» в гостях у батюшки
— Отец Анатолий, от имени читателей нашей газеты разрешите поздравить Вас с 35-летием священнической хиротонии и задать Вам вопрос: что самое сложное в служении священника?
— Каждый священник, когда его рукополагают, знает, что это рукоположение идет от апостолов. Когда я стоял перед престолом Божиим, просто молился и испытывал благоговение и страх Божий.
В народе говорят: самое сложное — Богу молиться и досмотреть родителей до смерти. Очень важно и вместе с тем очень сложно быть образцом христианского благочестия для паствы, для семьи и вообще для окружающих людей. Предстоять у престола — тоже большая ответственность и огромный труд.
Например, приходит на Исповедь человек с изломанной душой, и нужно найти такие слова, чтобы его согреть. И когда видишь, как после Исповеди, Причастия просветляются лица людей, — чувствуешь важность служения, испытываешь радость.
Мне, наверное, было легче начинать служение, чем другим, т. к. в церковной атмосфере я находился со дня рождения. Папа, дедушка, дядя — все в нашей семье были священниками. И я рос среди них, слушал их разговоры, прислуживал в алтаре, в сердце слагая их мудрые мысли и советы. Все они были для меня образцами для подражания.
— Значит, Вы росли в семье потомственных священников? Расскажите о своем отце.
— Дедушка мой, отец Михаил, когда в 1930-х годах начались массовые аресты, взял кусок хлеба и пошел в Медведовский монастырь, который в то время был превращен в лесопилку, где устроился на работу. Таким образом и переждал лихое время. Вернулся оттуда в 1941 г. и стал служить в Липянке Шполянского района, где учительствовал мой отец.
А чтобы отец после семилетки смог продолжить образование (для сына священника тогда все дороги были закрыты), нашей семье пришлось пойти на хитрость: папу усыновила его родная тетя. Поменяв фамилию, он поступил в Черкасское медучилище. Однако скоро «товарищи» по учебе его разоблачили, и он был отчислен из медучилища. Через некоторое время отец поступил на рабфак, потом в Черкасский пединститут, после окончания которого преподавал в школе физику и математику.
Отец рассказывал, как во время работы в школе он закрывался в кабинете физики, вроде бы для подготовки уроков, а сам молился. А на большие праздники — Пасху, Рождество — шел далеко в поле, где никого не было, и пел праздничные богослужения. Душа требовала молитвы. В 1942 г. он был рукоположен, в 1947 г. заочно окончил Одесскую духовную семинарию, а в 1955 г. — Ленинградскую духовную академию.
— Расскажите, как Вы стали священником.
— С 1963 по 1970 гг. я учился в гидрометеорологическом институте в Одессе. Это было время так называемого «хрущевского гонения». Закрывали храмы, монастыри. Человек полетел в космос — до веры и Христа никому дела не было. И все же огоньки веры теплились. Ведь веру нельзя уничтожить. В некоторых домах сохранилось Священное Писание. Многие переписывали его вручную. Мой дедушка отец Михаил переписал в 1941 г. Требник и Минею. Теперь это наши семейные реликвии.
Я работал научным сотрудником в НИИ и ходил в храм Божий. Хотя видел, что большинство населения в нашей стране не верило в Бога, все же решил стать на этот путь. Это было непростое решение. Рекомендацию мне написал благочинный Черкасского округа отец Евгений Барщевский.
4 января 1976 г. состоялось рукоположение в сан диакона, затем было служение во Флоровском монастыре г. Киева. В том же году наш нынешний Предстоятель Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и всея Украины, тогда ректор Московской духовной академии, принял две группы на стационар и впервые 100 человек — на заочное отделение.
Ведь до этого в Москве, Ленинграде и Одессе набирали группы по 30 человек, т. е. на всю страну получалось 90 семинаристов. Власти рассчитывали, что постепенно само понятие «священник» исчезнет: старые умрут, а заменить их будет некем. Ведь в те годы один священник окормлял часто по нескольку приходов.
— Батюшка, если сравнивать то и это время, в чем разница?
— В 70–80-х годах 90 % прихожан были люди преклонного возраста, а сейчас большинство — молодежь, молодые семьи. В 80-х годах на Пасху после «сигнала» старосты: «Приехал уполномоченный» — мы прятали детей под столами, накрытыми скатертями, а сейчас на праздничных и воскресных Литургиях дети составляют чуть ли не половину причастников.
Неизменным в храме остается память об отце Георгии. Единицы помнят батюшку, а дух его незримо присутствует среди нас. В домике, где сейчас воскресная школа, есть комната, в которой он спал, молился, читал, готовился к проповеди. Здесь и его портрет. А главное, остались традиции и порядки, которые были при нем. Нам удалось сберечь атмосферу, заложенную отцом Георгием. Богослужения в нашем храме неспешные, часто по пятницам совершаются заупокойные службы — парастасы.
Наша беседа с отцом Анатолием была продолжительной. К сожалению, газетный формат не позволяет разместить ее полностью. Но если вы захотите узнать еще что-то интересное об этом пастыре и Макариевском храме, приезжайте на улицу Старая Поляна, 46. Богослужения совершаются ежедневно.
Сергей Герук

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий