Преподобный Досифей Киевский — ЗАГАДКА И СЛАВА КИТАЕВСКОЙ ПУСТЫНИ

Досифей КиевскийВ 7 км к югу от Киево-Печерской Лавры расположена исторически связанная с ней Китаевская пустынь, основанная (или возрожденная на месте более древней обители) в 1716 г. Название пустыни связывают с прозвищем  благоверного князя Андрея Боголюбского «Китай» из данной Лавре грамоты на угодья под Киевом, или с тюркским словом «китай» («укрепление») — в память о крепости, существовавшей в Х–XIII вв. на месте обители.

Первым широкоизвестным подвижником Китаева стал преподобный Досифей. До недавних пор основным источником сведений о нем считали изданное в 1906 г. житие, которое впоследствии неоднократно переиздавалось. Согласно этому житию, преподобный Досифей был девицей, вынужденно скрывшей свое настоящее имя. В то же время история донесла до нас много разных известий о подвижнике.

Прижизненные свидетельства

Историк Виктор Аскоченский, ссылаясь на лаврский архив, писал, что во время своего визита в Киев в 1744 г. императрица Елизавета Петровна посетила обитавших в пещерах Китаева монаха Досифея и беглеца Гавриила. Первому из них она подарила кошелек с золотом, а второму позволила принять монашеский постриг и сама присутствовала при пострижении. Проводив государыню, отец Досифей положил кошелек вне пещеры, в глиняном черепке. Когда некий крестьянин из близлежащего с. Пирогова принес отцу Досифею пищу, пещерник благословил гостя и молвил: «А у мене була самодержавна і щось дала мені». Подняв кошелек и увидев золото, крестьянин сказал о нем Досифею, но тот отказался от денег, и гость отнес подарок царицы в Лавру. По решению лаврской братии и с согласия отца Досифея, на эти деньги в Пирогове построили новую деревянную церковь.

В списках братии Лавры за 1760 г. инок Досифей числится проживающим на Дальних пещерах. Архивное дело 1766 г. гласит: «Находящийся в Киево-Печерском монастыре на Дальней пещере монах Досифей… не только в Киеве, но везде, чуть не по всей России, разглашен затворником и немалым святцем». В том же деле сказано, что «за случающимся в свидании с ним многолюством… людям некоторым, бывающим у него, Досифея, по просьбе их дает иногда, что случится у него съестных вещей на памятку». Цитируемое дело посвящено переводу Досифея из Лавры обратно в Китаево. Причиной стала жалоба на отца Досифея от киевлянина Савича. Он писал, что его жена, посетив отца Досифея, услышала от инока пророчество о принятии ею, мужем и детьми монашества в будущем, после чего отказалась от супружества, ушла в Киево-Флоровский монастырь и подала прошение о разводе. Жалобщик заявлял, что не согласен отпускать жену, и требовал «с оным монахом Досифеем поступить по законам». При разбирательстве, на вопросы священноначалия Досифей отвечал, что «ни ей и никому другому» никогда не говорил о том, что нужно уходить от мужа. Можно предположить, что подвижник имел в виду будущее обоюдное согласие супругов отпустить друг друга в монастырь, но был неверно понят. Не имея возможности провести очную ставку, но желая оградить Лавру от недоразумений, священноначалие перевело отца Досифея в Китаево.

От справок — к житиям

В Центральном государственном историческом архиве Украины хранится справка, представленная из Китаевской пустыни в лаврский Духовный Собор в 1781 г., — тогда Святейший Синод объявил сбор материалов об истории Лавры. Этот документ, составленный всего через четыре года после преставления преподобного Досифея, гласит, что при посещении Китаевской пустыни в 1744 г. императрица «из оной и к жительствовавшим тогда на отшельничестве в пещерах земляных, одному монаху Досифею, а другому бельцу Гавриилу, пешо ходить и посещать соизволила, а оного бельца Гавриила по его желанию в монахи постриг указала».

К концу XVIII в. относится изданная в журнале «Киевская старина» (1884) рукопись из фамильного архива Лашкевичей, которая, судя по слогу, представляла собой краткое «Житие преподобного Досифея». Здесь сказано, что он был родом из российских крестьян. Желая стать монахом, но не имея отпускной грамоты от хозяина, преподобный Досифей не смог принять пострига ни в России, ни в Киеве, и выкопал себе пещеру в горе при Китаевской пустыни. В 1744  г. его посетила императрица Елизавета, которая велела постричь пустынника в рясофор. Долго прожив после этого в пещере, преподобный Досифей, в связи с указом о запрете отшельничества, был переведен священноначалием в Лавру, где поселился на Дальних пещерах, а в 1774 г. — возвращен в Китаево, где жил в уединенной келии у пруда и почил в 1775 г. в возрасте около 100 лет.

1845… годом датирована рукописная «Повесть о пустынножителе Феофане», составленная последователями преподобного Паисия Величковского († 1794) и хранившаяся в московском Симоновом монастыре. Ее содержание известно из краткого пересказа Н. Попова (1910). «Повесть» гласит, что в Лавре отцу Досифею служил послушник Феофан, родом из украинских крестьян. Когда Феофан захотел побывать в Палестине, отец Досифей отправил его на киевский Подол, велев отыскать там учеников преподобного Паисия, пришедших из Молдавии для покупки книг. Встретив молдавских иноков, Феофан отправился с ними в руководимые преподобным Паисием монастыри. Видя высокую духовную жизнь этих обителей, Феофан пожелал остаться в Молдавии, но преподобный Паисий благословил послушника вернуться к отцу Досифею, который почил в 1778 г. После кончины отца Досифея Феофан удалился на Соловецкие острова и стал пустынником.

В печатном «Соловецком Патерике» (1873) помещено житие отца Феофана, из которого известны подробности общения подвижника с преподобным Досифеем. Там сказано, что к моменту поступления Феофана в услужение отцу Досифею, тот уже более 20 лет пребывал в затворе, беседовал с посетителями лишь через окно келии, прозорливо обличал тайные прегрешения, предостерегал от грядущих бед и искушений. В предвещение исцелений и благоденствия дарил гостю просфору или жезл, а в предвещение кончины — ладан. Отпуская Феофана в Киев, преподобный Паисий молвил: «Еще немного послужи старцу, имеющему скоро скончаться, и, по благословению его, иди спасаться, куда он тебе укажет». Благословив Феофану идти на Соловки, отец Досифей почил на 53-м году жизни. Позже выяснилось, что отец Досифей был девицей Дарией Тяпкиной, дочерью рязанских дворян, воспитывавшейся с двух до девяти лет у родной бабушки — монахини Порфирии — в Московском Вознесенском монастыре. С принятием Порфирией схимы Дария была возвращена домой, где строго постилась и избегала развлечений, а в 15 лет тайно исчезла. Через три года родные узнали Дарию в одежде послушника в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, а Дария, увидев их, ушла в Киев. Еще 20 лет спустя одна из сестер Дарии беседовала с отцом Досифеем через окно затвора, не ведая, с кем говорит, а подвижник советовал не искать ушедшую ради Господа родственницу. Вторично сестра отца Досифея побывала в Киеве уже после кончины подвижника.

В фондах Национального художественного музея Украины сохранился портрет преподобного Досифея, датируемый рубежом XIX–XX вв. и изображающий лик подвижника в монашеском кукуле, с морщинами, без бороды. На обороте портрета — надпись: «Великий старец Досифей Затворник. Скончался в Китаевской пустыни, стоящий на коленях и в руке держащий хартию, на которой написано было сии слова: “Тело мое приготовлено к напутствуванию вечной жизни. Молю вас, братия, ни касаясь, предать обычному погребению”». К этой надписи, иным почерком, сделаны прибавления: после имени «Досифей» вставлено слово «девица» в скобках, а над словами «скончался в…» выставлена дата «1776».

«Житие преподобного Серафима Саровского» († 1833), составленное иеромонахом И­оасафом (1849), утверждает, что в юности отец Серафим — тогда курский юноша Прохор Мошнин — встречался с преподобным Досифеем во время паломничества в Киев и получил от старца пророческое указание идти на монашеский подвиг в Саровскую пустынь.

В 1906 г. лаврский послушник Владимир Зноско (впоследствии ставший белым священником) издал брошюру «Рясофорный монах (девица) Досифей, затворник Киево-Печерской Лавры и первый руководитель-наставник пр. Серафима Саровского». Автор расширил версию жизни отца Досифея из «Соловецкого Патерика», добавив некоторые данные из рукописи архива Лашкевичей и рассказ о золоте императрицы, а также портрет с текстом предсмертной записки. Причиной обитания Дарии Тяпкиной в московском монастыре В. Зноско называет просьбу монахини Порфирии, высказанную родным, когда они, по пути на богомолье в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру, показали бабушке внучку. Уход Дарии в мужской монастырь обусловлен, как намекает В. Зноско, введенными в России в начале XVIII в. гражданской властью ограничениями на постриги в монашество. Автор отмечает, что, выдавая себя за юношу, Дария повторила путь нескольких чтимых Церковью древних подвижниц, которые, в силу разных обстоятельств, монашествовали под чужими именами в мужских монастырях. Невозможность пострига Дарии до встречи с императрицей Елизаветой в Китаево в 1744 г. В. Зноско объясняет тем, что девушка выдавала себя за беглого крестьянина. Возвращение отца Досифея из Лавры в Китаево автор связывает с желанием старца уединиться от посетителей. По словам В. Зноско, найденный в своей келии почившим отец Досифей был погребен без переоблачения, как и просил в предсмертной записке; и лишь новый визит в Киев сестры отца Досифея открыл настоящее имя подвижника. Кончину отца Досифея В. Зноско датировал 25 сентября 1776 г. — по надписи на надгробии, приведенной в «Описании Киево-Печерской Лавры» митрополита Евгения (Болховитинова).

Почитание

В литературе XIX — начала ХХ вв. отмечается почитание могилы преподобного Досифея киевлянами и паломниками. Брошюра В. Зноско о преподобном Досифее обрела популярность и не раз переиздавалась. Однако сам автор в письме к священноначалию Лавры извещал, что предпринял попытку «собирания изустных преданий». В этом и заключается причина расхождений брошюры с архивными известиями. В начале 1990-х гг. на разоренном кладбище Китаевской пустыни, возрождаемой после закрытия в советскую эпоху, по уцелевшим преданиям было определено приблизительное место уничтоженного надгробия преподобного Досифея и воздвигнуто новое (недавно оно заменено мраморным кенотафом).

27 июля 1993 г. Священный Синод Украинской Православной Церкви постановил (журнал № 14): «Благословить для местного почитания и прославления пяти старцев-подвижников Свято­-Успенской Киево-Печерской Лавры: 1. Рясофорный монах затворник Досифей… Память — 25 сентября по ст. ст. 2. Иеросхимонах Феофил, Христа ради юродивый… Память — 28 октября по ст. ст. 3. Рясофорный монах Паисий, Христа ради юродивый… Память — 17 апреля по ст. ст. 4. Иеросхимонах Парфений… Память — 17 марта по ст. ст. 5. Иеромонах Алексий… Память — 11 марта по ст. ст. <…> Память их праздновать в дни кончины каждого по старому стилю… Службу им править по чину общим преподобным».

Чин прославления пяти лаврских святых состоялся в тот же день за вечерним богослужением в Антоние-Феодосиевском Трапезном храме Киево-Печерской Лавры.

После обнаружения исследователем Ольгой Крайней в начале XXI в. архивных данных о преподобном Досифее и В. Зноско, а также ознакомления ее с портретами старца, факт расхождений между брошюрой «Рясофорный монах (девица) Досифей» и другими источниками о подвижнике был зафиксирован в церковной и светской литературе («Православная Энциклопедия», «Вестник церковной истории», «Лаврский альманах», «Могилянские чтения»).

Невзирая на различия в исторических свидетельствах о преподобном Досифее, имеющиеся материалы подтверждают его подвижничество в Китаевских пещерах, Киево-Печерской Лавре и Китаевском скиту, широкую известность в Украине и России как духовно опытного инока, молитвенное общение с великим современником — преподобным Паисием Величковским — и духовное наставничество (в отношении отца Феофана Соловецкого и многих мирян).

 

Владислав Дятлов

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий