Пир Агнца

Размышления о важности частого Причащения и о подготовке к нему
Причастие Тела и Крови Христовых — это, прежде всего, Дар. Это Дар, который нельзя заслужить, к кото­ро­му нельзя подготовиться так, чтобы стать достойным. Некоторые считают, что если прочитают три канона и “Последование ко святому Причащению”, то они уже становятся достойными того, чтобы подойти к Чаше с Дарами. Но нужно понимать, что даже если вы прочитаете все каноны Октоиха, Миней и Триодей, то и это вас ни на йоту не сделает достойными великого Дара. Мы можем причащаться Святых Христовых Таин благодаря только милосердию Божию к нам, Его любви и снисхождению. Других условий, по которым мы можем принять Дар, не существует.

Молитвенное правило, которое мы читаем при подготовке ко Причастию, существует ради того, чтобы мы постарались внутренне настроиться на это великое таинство, чтобы иметь сердце “сокрушенное и смиренное, которое Бог не уничижит”. Это правило не может пребывать жестко фиксированным и должно быть индивидуальным, подобранным с учетом духовных потребностей и возможностей человека, степени его воцерковленности, состояния здоровья и ряда других факторов. Это правило может меняться также ситуативно, в зависимости, например, от усталости и занятости человека. Но я вижу, как из этого правила многие священники и миряне сооружают стену, которая становится непреодолимой преградой между человеком и Богом. Часто это приводит к тому, что причащаются редко, иногда даже раз в год или только в период постов. К сожалению, такая практика является изуродованной человеческими предрассудками традицией, и глубоко укорененной.
Если обратиться к церковной истории, то можно увидеть, что первые христиане причащались за каждым богослужением. Это было нормой, никаких “правил” и канонов тогда не существовало. Интересно, что если прихожанин не мог подойти ко Причастию по причине болезни или немощи, диаконы относили Святые Дары к нему домой. Так было на протяжении всего периода гонений, когда община жила ожиданием Пришествия Христа, когда жизнь христиан была подвигом.
После Миланского эдикта 313 г., сделавшим христианскую религию дозволенной, и позже, когда она стала еще и торжествующей, быть христианином стало предметом необходимости, а зачастую и выгоды. Напряженный поиск вечности в Боге отошел на второй план, и в Церковь вместе с формальными христианами вошел дух расслабленности. Как альтернатива этому обмирщению возникает монашество. В IV в. большая часть белого духовенства становится еретической, приняв арианство. Это привело к тому, что многие миряне потянулись к монастырям и там стали причащаться.
В те времена в монастырях практиковалось откровение помыслов, совершавшееся перед старцем, духовником монастыря, который мог и не иметь священного сана. Таким образом, Причастие начинает становиться связанным с Таинством Исповеди. Нужно сказать, что изначально исповедь в древней Церкви была совсем иной, чем та, которую мы видим сейчас. Человек исповедовал свои грехи и каялся в них перед Крещением, оставляя по ту сторону купели свою ветхую греховную одежду. Второй раз Таинство Исповеди могло применяться в случае отпадения человека от Церкви. Как правило, такая Исповедь была публичной и связывалась с отлучением от Причастия на определенный период. То, что мы сегодня произносим на Исповеди, касалось практики откровения помыслов, которая имела больше монашескую традицию. О прощении так называемых повседневных, мелких грехов мы молимся ежедневно в утренних и вечерних молитвах, на богослужениях. Дальнейшая практика взаимосвязи Исповеди и Причастия развивалась в разных Поместных Церквах по-разному.
В Русской Православной Церкви возникла традиция всегда исповедоваться перед Причастием. В Греческой Церкви эти таинства никак не связаны, и каждое существует независимо друг от друга. Но при этом, как всегда, любая крайность порождает искажения в духовной жизни. У греков это приводит к тому, что человек может годами не исповедоваться, при этом постоянно причащаться. У нас же, наоборот, Исповедь часто превращается в формальность, в “пропускной билет” ко Причастию. Иногда в связи с этим прихожанин должен придумывать, в чем бы покаяться, чтобы его допустили причаститься. Особенно абсурдной эта ситуация выглядит на Светлой седмице, когда пережит период покаяния Великого поста, а формальности ради нужно все же прийти на Исповедь и что-то сказать, чтобы приступить ко Причастию.
Покаяние на Исповеди должно стать осознанной потребностью, необходимостью, а не “обязаловкой”. В противном случае получается кощунственная профанация таинства. Если христианин не чувствует внутренней необходимости, если он недавно исповедовался и его совесть не обличает в каких-либо грехах, то он может, немало не сомневаясь, причащаться без Исповеди.
Сегодня мы должны стремиться к евхаристическому возрождению духовной жизни. Нормой жизни христианина должно быть Причастие на каждой воскресной службе и, по возможности, во все двунадесятые праздники, если позволяют обстоятельства. При этом поститься нужно так, как это регламентировано в церковном уставе, по средам, пятницам и в периоды постов. Некоторые духовники рекомендуют воздержаться накануне вечером, перед Причастием, от мяса. Сами священники не постятся в те периоды, когда нет поста, и кроме постных дней никаких дополнительных постов не соблюдают. Это связано с тем, что священник часто причащается. Следовательно, и на мирян, которые живут в ритме постоянной церковно-литургической жизни, должны распространяться те же правила, что и на духовенство. Налагать бремена неудобоносимые на прихожан, а самому себя щадить — за это должно быть страшно перед Богом и стыдно перед людьми. Само собой разу­меется, когда человек постился в течение Великого поста, каялся, исповедовался, то на Светлой седмице он может причащаться без Исповеди и поста.
Отдельно нужно коснуться вопроса о так называемой женской нечистоте. Нечистота у нас может быть одна. Она одинаковая и для женщин, и для мужчин. Это нечистота нашей души. Вот это то, чего нужно действительно бояться. Что же касается естественных физиологических процессов, то в них никакой нечистоты нет. Сербский святейший патриарх Павел указывал, что для духовно-богослужебной жизни женщины нет никаких препятствий в этот период. Она может свободно ходить в храм, пить святую воду, вкушать просфору, целовать иконы, крест, мощи и другие святыни. Единственное ограничение — ради благоговения перед таинством — исключить Причастие в этот период. Но и оно допускается для больных.
Что касается молитвенной подготовки ко Причастию, то, как я уже сказал, она должна быть сообразована с внутренним духовным ритмом, который у каждого свой. Один читает утренние молитвы час, другой — десять минут. Можно утренние и вечерние молитвы, при подготовке ко Причастию, заменять “Последованием ко святому Причащению”. Читать, к примеру, вечером молитвы ко Причастию, а утром канон ко Причастию, или наоборот, кому как удобнее. Если кому-то это правило покажется слишком маленьким, то можно добавить и каноны, по усмотрению. Но не нужно навязывать это всем. Кроме “Последования ко святому Причащению”, дополнительное чтение трех канонов (Спасителю, Богородице, Ангелу Хранителю) и акафиста является монашеской традицией и не должно быть обязательным для всех остальных. Задача монаха молиться, он для этого и принимал постриг, а у мирян есть еще и другие заботы. У них есть дети, семейные, социальные и многие другие обязанности. Если от многодетной матери требовать еще и чтение монашеского “Правила ко Причащению”, это будет не христианской жизнью, а издевательством над людьми.
Что же на самом деле является подготовкой ко Причастию? Если мы будем внимательно читать творения святых отцов и учителей Церкви, то увидим, что подготовкой ко Причастию является сама жизнь христианина. А именно — жизнь по заповедям и мирная совесть. Вся наша жизнь должна быть подготовкой к этому таинству.
Каждая Литургия — это пир Агнца. И нас Христос зовет на этот пир. Если мы пришли на праздничный обед, постояли возле стола и ушли, не притронувшись к еде, не оскорбим ли мы этим хозяина пира? Приходя на евхаристическую трапезу, отстаивая службу и уходя с нее без Причастия, мы оскорбляем Бога. Поэтому священник не имеет права служить без Причащения. Эту традицию было бы правильно отнести и к мирянам. Если мы не причащаемся во время Литургии, то грешим и оскорбляем Бога своей неблагодарностью к Его Великой Жертве за нас. Будем помнить также о том, что мы причащаемся не потому, что мы святые и праведные, а потому что мы грешники, нуждающиеся в спасительном лекарстве Тела и Крови Христа, Kоторый пришел спасти грешников. В промежутке между воскресными службами будем жить напряженным поиском Христа в своем сердце и в своей жизни, а приходя на службу в каждый воскресный день, будем стремиться с духовной жаждой к спасительной Евхаристической Чаше, дающей нам жизнь вечную.

Протоиерей Игорь Рябко

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий