От безобидного до опасного — один шаг. Почему христианское воспитание несогласно с празднованием Хэллоуина?

Праздник Halloween появился среди кельтских племен Англии, Ирландии и северной Франции (Галлии) в дохристианскую эпоху. Будучи язычниками, кельты верили в зарождение жизни из смерти. Начало «нового» года, новой жизни вообще, они отмечали глубокой осенью, в ночь с 31 октября на 1 ноября, с наступлением холодной поры. В эту ночь они прославляли языческого бога Самхаина, почитаемого ими как Повелителя Смерти. В канун «новогоднего торжества» друиды (кельтские жрецы) тушили домашние очаги, огни, костры, светильники. Вечером следующего дня они зажигали огромный костер, на котором совершались жертвоприношения князю тьмы и смерти. Друиды верили, что если Самхаин останется довольным жертвенными воздаяниями своих верных, то он разрешит душам умерших посетить в этот день свои дома. Отсюда и берет начало укоренившийся в языческом мире обычай бродить в ночь на Halloween наряженными в костюмы привидений, ведьм и всяких других духов, символизирующие общение с загробным миром и нечистой силой.

Ошибочное название

Западная Церковь, для того чтобы противостоять языческой традиции кельтов, приурочила к этому дню христианский праздник Всех святых (в Восточной Церкви поминание Всех святых совершается в первое воскресенье после Пятидесятницы). От праздника Всех святых и происходит слово Halloween,  т. е. Аll Hallows’ Even (что значит «канун Всех святых»), которое со временем сократилось до «Hallow E’En». К сожалению, по незнанию или невежеству людей, языческое празднество, отмечаемое в один день с христианским праздником Всех святых (на Западе), стали ошибочно называть Halloween.

Зри в корень

Сегодня средствами масс-медиа навязывается мысль, что это не более чем приятная, забавная маскарадная «тусовка», за которой не стоит ничего такого, что могло бы нести негативные образы или ассоциации.  Но это противоречит очевидному и здравому смыслу. Начнем с очевидного. Мы видим огромное скопление явно отрицательных персонажей, которые открыто несут в себе разрушительные, злые, власфемические образы.  Даже  если мы не будем брать во внимание генезис этого «праздника», то  все равно не понятно, почему человек, которому свойственно отличать безобразие от красоты и  прекрасное от уродливого, должен в этот день культивировать все то, что является деструктивным и разрушительным. Что касается здравого смысла, то о нем уже не раз заявляли представители науки. Академик Российской академии образования (РАО), профессор Г. Филонов после проведенного им исследования сделал заключение: «Мероприятия Хэллоуина в любом виде недопустимы в системе образования. Участие в них детей, педагогов, родителей учащихся наносит им серьезный морально-психологический ущерб». Согласно заключению члена-корреспондента РАО, профессора В. Слободчикова и профессора В. Абраменковой, наличие в Хэллоуине ярких образов, отчетливой символики и бессознательных смыслов, негативного возбуждения детей обеспечивают сильнейшее психофизическое, эмоциональное, суггестивное воздействие на всех участников, но особенно на младших школьников и подростков.  Хочется обратить внимание на то, что в Москве с2003 г. празднование Хэллоуина было запрещено соответствующим распоряжением местных властей. В распоряжении говорится, что «наличие в мероприятиях Хэллоуина элементов религиозного содержания (культ смерти, глумление над смертью, олицетворение смерти и духов зла и т. д.) <…> разрушительно для психического и духовно-нравственного здоровья учащихся».

Какой смысл?

Родители, чьих детей педагоги начинают вовлекать в это массовое безобразие, имеют право не соглашаться с этим. Но лучшей формой противостояния будет объяснение самим детям того, что такое Хэллоуин, и почему не нужно безоглядно соглашаться с формой забавного беснования, которое им навязывают в школе и на улице. Человек способен, в отличие от животного, наделять смыслом все, что он делает и что с ним происходит. Нужно спокойно и вдумчиво, задавая детям  вопросы, выяснять «Что празднуем?» и «Почему в такой форме?», «В чем смысл этих действий и что они символизируют?». Через наводящие вопросы можно привести к пониманию абсурдности так называемого праздника. Удивительно, что мы, имея древние, глубокие и красивые народные и церковные традиции, вместо того чтобы развивать и культивировать их,  начинаем вбирать в себя то, что противоречит нашей духовной культуре.

 

Протоиерей Игорь Рябко

Игумен Лонгин (Чернуха), главный редактор «ЦПГ»:   — Многим детям присущ интерес к загадочным, таинственным и страшным  вещам. Вспомним народные сказки, детские страшилки, так любимые детьми «комнаты страха». Православные психологи считают, что в определенный период развития (от четырех до восьми-девяти лет) дети по своей психологии являются больше язычниками. В своих фантазиях они способны наделять мир природы и неодушевленных предметов мистической силой. Это своего рода игра, в которой на подсознательном уровне проявляются детские страхи: неуверенность в себе, несамостоятельность, страх перед взрослым миром и смертью. Но, к сожалению, это сопровождается и детской агрессией как примитивной формой самоутверждения. Правильное духовное воспитание должно со временем окультурить чувство страха, лишив его ложной мистики. Если этого не произойдет, подобное состояние может еще долгое время, вплоть до взрослого возраста, преследовать человека. Психологами замечено, что именно те, кто увлекается фильмами ужасов или подобного содержания компьютерными играми, пытаются таким образом заглушить в себе реальное ощущение дискомфорта из-за страха перед реальными жизненными проблемами. Люди уходят от действительности в выдуманный мир, где они хоть и испытывают страх, но все же не настоящий, а потому щекотливый и в какой-то мере даже приятный. Если добавить к этому действие адреналина, то появляется и некоторая физиологическая зависимость от так называемого драйва. Это еще одна сторона инфантилизма. (Есть категория людей, которой нужен реальный экстрим,  но это уже несколько другая ситуация.) Интерес детей к страшному — стихия, над которой нужно работать родителям и педагогам, направляя эту энергию души в русло преодоления настоящих жизненных трудностей, но не поддерживая ее на примитивном душевном уровне. Именно поэтому Хэллоуин не может быть позитивным средством воспитания и он — далеко не лучшая форма проведения досуга.     Поскольку празднование Хэллоуина распространено в европейских странах преимущественно католического вероисповедания, и пришло к нам оттуда, редакция газеты поинтересовалась мнением представителей западной церкви.   Здислав Шманьда, вице-директор Института религиозных наук святого Фомы Аквинского (г. Киев):   — Это не христианский праздник, и его нельзя отождествлять с католическим праздником Всех святых, который не имеет к нему никакого отношения и несет совсем другое значение. К Хэллоуину нужно относиться так, как и к другим подобным праздникам — это продукт современной поп-культуры. Церковь неоднократно христианизировала языческие праздники, яркий пример тому — праздник Рождества. Однако то, что Хэллоуин становится очень популярным в Европе (в том числе и в Украине), не имеет ничего общего с реальным религиозным праздником или событием, укорененным в религиозной традиции. Его коммерциализация связана с тем, что в некоторых странах этот праздник стал уже семейной традицией — с детскими играми, развлечениями. Ничего особенного здесь нет. Не нужно видеть в этом празднике какие-то «дьявольские истории» и неистово бороться с ним, такой путь не приведет к позитивному результату. Одной критикой здесь не обойтись. Надо показать красоту христианских праздников, популяризировать их, чтобы люди больше знали о своей собственной традиции — это намного лучший подход.  

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий