«БУДИ, ГОСПОДИ, МИЛОСТЬ ТВОЯ НА НАС…» История Православия в Закарпатье. Часть II. Середина ХVI в. — наши дни

Преподобный Алексий (Кабалюк)
Карпаторусский, исповедник

Между Габсбургами и Трансильванией. Установление в крае церковной унии
Опустошительные войны на закарпатских землях между австрийскими католиками-Габсбургами и находившимися в вассальной зависимости от Османской империи князьями Трансильвании, принявшими протестантизм, велись более столетия. Города пришли в упадок, превратясь в небольшие селения. В 1537 г. был разру­шен Мукачевский монастырь, погибла большая часть монастырских документов и архивов. Возродить монастырь смогли только к середине века, при епископе Василии I. В другом видном православном центре края, Угольском монастыре, где в то время проживало 330 монахов, в 1558 г. останавливались возвращавшиеся из Константинополя послы Ивана Грозного.

Брестская церковная уния 1596 г. встретила в Закарпатье решительное сопротивление. В ХVII в. трансильванские магнаты-протестанты Ракоци поддерживали борьбу православных своих владений против латинской экспансии, тогда как католики Другеты способствовали последней. В 1612 г. по просьбе графа Дьердя III Другета униатский епископ Перемышльский и Самборский Афанасий (Крупецкий) пытался обратить православных его владений в унию. В день Сошествия Святого Духа, во время праздника в Краснобродском монастыре, православные крестьяне, услышав от проповедника о необходимости подчинения папе, возмутились и забросали его камнями. Иезуиты, учтя этот опыт, перенесли центр своих усилий на сельское духовенство, которое принадлежало к непривилегированному населению либертинов и крепостных, выполняя, как и крестьяне, повинности и уплачивая подати. Обещанием льгот и привилегий иезуитам удалось склонить к унии часть священников и епископа Петрония, однако поступок этого архиерея был решительно осужден большинством клира и закарпатскими мирянами. В 1627 г. его преемником был избран из среды духовенства Мукачевской епархии Иоанн (Григорович). Преданный Православию, он за шесть лет окормления епархии сумел почти совершенно изгладить последствия деяния своего предшественника.
В 1633 г. Ужгород стал центром продвижения унии. В октябре того же года Василий (Тарасович), избранный на место умершего Иоанна, был хиротонисан во епископа в Яссах православным Молдавским митрополитом. Он начал тайные переговоры с Ягерским католическим епископом об унии, за что князь Дьердь I Ракоци арестовал его.
Бежавший в Рим Василий (Тарасович) позднее вернулся в Ужгород, где увещевания иезуитов к тому времени возымели действие. 24 апреля 1646 г. 63 священника Мукачевской епархии (из около 700 в 858 приходах) собрались под руководством униатского монаха-василианина Петра (Парфения) Ростошинского и католического епископа Якушича в католической часовне Ужгородского замка. В знак литургического единения были совершены молебствия с провозглашением Символа веры с добавкой «Филиокве» и заключена уния с Римом. Обряды в новой униатской епархии сохранялись православными. Как и в Речи Посполитой, предоставление закарпатским униатским священникам всех прав и привилегий католического духовенства на практике оказалось фикцией.
Православие в Закарпатье после заключения Ужгородской унии
Изгнанный епископ Василий (Тарасович), прибывший два года спустя после заключения унии на Закарпатье, назначил перед смертью себе в преемники Петра (Парфения) Ростошинского, но униатам удалось утвердиться только в принадлежавшем Габсбургам Ужгороде. Православные в трансильванских владениях в 1651 г. избрали себе в епископы решительного противника унии Иоанникия (Зейкана). Десять лет спустя епископ Иоанникий с помощью львовского архитектора итальянского происхождения Стефана Пьяменса возвел в Мукачевском монастыре первую каменную церковь в византийском стиле.
«В Мукачевской епархии, — писал архимандрит Василий (Пронин), — сопротивление унии исходило из традиционно настроенного народа <…> Приверженность к обряду, к старой вере, к вере предков характерна для Закарпатья. Борьба за унию была борьбой за священство». Последнее прекрасно понимала римская курия. Поэтому униатским священникам, обязанным произносить за богослужением имя папы, рекомендовали сначала поминать его не- внятно, чтобы верующие не заметили.
Лишь после смерти покровительствовавшего православным трансильванского князя Дьердя II Ракоци его вернувшаяся в католицизм вдова София Батори изгнала в конце 1663 г. Иоанникия (Зейкана) из Мукачевского монастыря, и здесь смог утвердиться униат Петр (Парфений). В 1687 г. был хиротонисан Мефодий (Раковецкий), который под давлением властей был вынужден принять формальное исповедание католической веры, оставаясь в душе православным. В эти времена нашелся человек, открыто порвавший с унией и до своей смерти неустанно проповедовавший жителям края истины их отцовской веры. Униатский священник Михаил Андрелла-Оросвиговский еще в 1669 г. публично исповедал православную веру, за что был заключен в крепость, где подвергся истязаниям, но это не сломило его. Умер он в 1710 г. в с. Иза, сыгравшем впоследствии выдающуюся роль в истории православного движения в Закарпатье.
Жестоким гонителем православных в Подкарпатской Руси был униатский епис­коп Мукачевский Иосиф де-Камелис (1690—1706). В ответ местные крестьяне изгоняли униатских священников, жгли униатские книги как еретические и искореняли всякого рода новшества, введенные униатами. В этих условиях действовал преемник епископа Мефодия (Раковецкого) Иосиф (Стойка), постриженник Угольского монастыря. Избранный священниками и верующими Марамороша, он был хиротонисан во епископа, по-видимому, в 1691 г. Сучавским митрополитом. Один из авторитетных православных архипастырей своего времени, Иосиф (Стойка) приходил на помощь всюду, где подвергались гонениям со стороны католиков и униатов православные. Во время введения унии среди волохов (румын) Трансильвании он ездил туда и старался утвердить их в Православии. Всю Галичину с миссионерской проповедью проехал подвижник-архиерей, призывая верующих быть непоколебимыми в вере предков, когда Львовский епископ Иосиф (Шумлянский) подписал согласие на унию. В 2003 г. Иосиф (Стойка) был прославлен Румынской Православной Церковью как исповедник.
Последним православным иерархом Закарпатья стал 70-летний епископ Мараморошский Досифей (Феодорович) из Угольского монастыря. Как и его предшественник, Досифей рукополагал священни­­ков не только своей епархии, но и приходящих из других мест, в результате чего со стороны австрийских властей и Мукачевского униатского епископа Георгия-Геннадия Бизанци на него обрушились гонения. 22 августа 1720 г. королевским декретом Карла VI владыке Досифею было запрещено совершать служение. Хотя длительному аресту его не подвергали из опасения народного возмущения, но допрашивали постоянно, по одной из версий он и умер после допроса в Хустском замке, по другой — мирно скончался около 1735 г. в Угольском монастыре, где и похоронен. Габсбургские власти более не допустили новых рукоположений православных епископов для закарпатских земель.
Но и униатское духовенство было недовольно своим униженным положением. Начался процесс латинизации унии. В 1720 г. Замойский поместный собор униатской церкви утвердил в ней католическую догматику и обряды. Своим постановлением собор приказал все богослужебные книги «исправить». Униаты дерзнули даже «исправлять» текст Евангелия.
Православные священники служили тайно. Под влиянием движения Олексы Довбуша иеромонах Софроний (Сарабаит) и его помощник священник Григорий поднимали в 1760–1765 гг. восстания против униатов. Арестованные крестьяне перед судом объясняли причину бунта: «Мы до сего времени думали, что оставались в своем старом греческом исповедании, когда же узнали, что находимся в чужой вере, вернулись к старой». Волнения продолжались и после: среди крестьян распространилось мнение, что возвращение в Православие избавит их от крепостничества. С целью поднять дух униатского духовенства, сделать его своим помощником в усмирении крестьян императрица Мария Терезия многократно ходатайствовала перед Римской курией, чтобы «канонизировать» Мукачевскую униатскую епархию. В 1771 г. папа Климент XIV сделал это. Теперь униатский клир вступил в права наравне с духовенством католической церкви. Он освобождался от податей, рекрутской повинности, военного постоя и от подчинения власти феодалов-землевладельцев. Появляется и первая церковная история края: униатский протоигумен Мукачевского монастыря Иоанникий Базилович собрал богатый материал по истории Мукачевской епархии и напечатал в 1779–1781 гг. на латинском языке «Краткую заметку о основании Феодором Кориатовичем Мукачевского монастыря».
Православие же искоренялось. Всячески пресекалось проникновение из Москвы и Киева церковных книг, но сделать это полностью не удавалось. Ягерский епископ Бараковци писал в 1751 г.: «Известно, что в ягерской епархии живет так много русских и румын, что их попов в четыре раза больше, чем римско-католических священников. Предки этих русских и румын приняли унию, как я убедился, по большей части только по имени». Книги печатались и в старых типографиях Грушевского и Драговского монастыря. Мария Терезия и позднее император Иосиф II закрыли границу с Молдовой, чтобы священники не могли быть рукоположены там епископами.

Русофильское движение в Закарпатье. Массовое возвращение в Православие в начале ХХ в.
«Со временем все духовенство сделалось униатским, — пишет протоиерей Василий Максимишинец. — Казалось, что Православие умерло. Но оно оставалось в сердцах народа и в сердцах многих униатских священников. Православный огонь тлел под пеплом. И от времени до времени пламя вырывалось из-под пепла, доколе н­е разгорелось сильным и всеохватывающим огнем в начале ХХ века».
Выдающимся «народным будителем» Закарпатья середины XIX в. был по необходимости униатский священник, однако православный в душе, первый национальный писатель Александр Духнович (1803—1865). В 1851 г. в Будапеште вышла его книга «Литургический катехизис», искаженная цензурой, ибо автор в вопросе об освящении Даров отказался «отступать от преданий Святых Отцов и учения Восточной Церкви».
Его современником был Иоанн Раковский (1815—1885), униатский священник, который своими проповедями и литературным творчеством подготовил возрождение Православия в с. Иза. В 1850-х гг. он издавал в Пеште «Церковную Газету» на русском литературном языке, что, несмотря на цензуру, способствовало распространению православных идей. В 1859 г. отец Иоанн был назначен настоятелем прихода в с. Иза в Марамароше. Там он полностью отдался пастырскому служению и занимался просвещением крестьян. Очень быстро его приход стал образцовым по всей епархии. Почти все крестьяне были обучены читать и писать, хорошо знали Закон Божий, богослужение, разбирались в религиозных вопросах. В 1860 г. в Ужгороде было основано религиозно-национальное Общество Василия Великого, которое, по определению отца Иоанна, должно было «защищать интересы восточного обряда и русской народности». Эти усилия Иоанна Раковского имели следствием всяческие препятствия со стороны Мукачевского униатского епископа Стефана (Панкевича). Отец Иоанн неоднократно вызывался на допросы в греко-католическое епархиальное управление, где его убеждали отказаться от такой направленности своей деятельности. Ввиду непреклонности отца Иоанна, о нем было заявлено в министерство вероисповеданий, куда он обязан был явиться по вызову, однако при невыясненных обстоятельствах скоропостижно скончался. В 1902 г. Общество Василия Великого, постоянно подвергавшееся нападкам светских и униатских властей, было закрыто.
К началу ХХ в. Закарпатье — одна из отсталых окраин Австро-Венгрии. Нищета была повсеместной. Множество людей эмигрировало. На протяжении 1870—1913 гг. из закарпатских комитатов Австро-Венгрии только в США официально выехало 180 тыс. человек, ехали на заработки и насовсем в Канаду, Уругвай, Аргентину, Австралию, Бразилию. Именно в США начался массовый переход униатов-выходцев из прикарпатских земель в Православие. Святой праведный Алексий Товт, их земляк, за 18 лет до своей кончины в 1909 г. вернул 65 униатских общин, насчитывавших около 20 тыс. верующих, а всего к 1916 г. в Православие перешло более 100 тыс. членов 163 униатских общин.
В 1901 г. состоялся судебный процесс по делу перехода крестьян с. Бехерева в Православие. Их обвинили в государственной измене Венгерскому государству и «сдвиге основ Греко-Католической Церкви». И это несмотря на свободу менять религиозную принадлежность, данную законами 1868 и 1895 гг.! В с. Иза часть крестьян, несмотря на длившиеся более года неистовые усилия униатов и светских властей отговорить их, перешли в Православие, под омофор Сербского патриарха. Однако глава венгерского правительства граф Иштван Тисса вызвал в Будапешт сербского митрополита Георгия (Бранковича) и заявил ему, что «Его величество против того, чтобы в Изу прибыл сербский священник». В связи с этим православный священник Герасим Петрович в Изу приехать не смог. Тем временем в с. Иза венгерские жандармы принялись своими методами «увещевать» непокорных крестьян остаться в унии. Доводом служило т. н. «мучилищное дерево», на которое подвешивали людей. Кроме того, было возбуждено дело о государственной измене. Тем не менее примеру Изы последовали более двух десятков сел.
В 1911 г. в Угорской Руси появился выдающийся миссионер и подвижник, православный иеромонах Алексий (Кабалюк). Его деятельность придала новый импульс массовому разрыву крестьян с унией — только в Мараморощине, по данным венгерской газеты, в Православие перешло около 14 тыс. человек. Последовал Второй Марамарош-Сиготский процесс 1913—1914 гг., с абсурдным обвинением в «подстрекательстве». Алексий (Кабалюк) был осужден на четыре года и шесть месяцев с наложением штрафа, остальные (около 30 человек) получили от трех лет до шести месяцев заключения.
Первая мировая война нанесла Православию и русофильскому движению в Карпатах тяжелый удар: десятки тысяч людей были заключены в Талергоф и другие конц­лагеря, казнены, эмигрировали. Но она же нанесла смертельный удар Австро-Венгерской империи.
После войны, в 1919 г., Закарпатье с названием Подкарпатская Русь (с центром в Ужгороде) стало одной из четырех земель, входивших в состав новообразованной Чехословацкой республики. Православие теперь можно было исповедовать свободно. Однако чехословацкие власти откровенно покровительствовали униатам, иногда вооруженной силой отнимая у православных храмы даже в селах, где не было ни одного униата. К тому же массовый отход от унии крестьян не сопровождался таким же движением интеллигенции и униатских священников, поэтому поначалу пастырей не хватало.
После признания чехословацким правительством юрисдикции Сербской Православной Церкви в Закарпатье, православные во главе с Алексием (Кабалюком) созвали в августе 1921 г. в Изе собрание делегатов от 63 общин, избравшее сербского епископа Досифея (Васича) епископом Карпаторусским. Однако в 1928 г. Чехословакия заключила с Ватиканом соглашение и приняла обязательство отнять у православных храмы и передать униатам, что и выполнила. Таким образом, с переходом в Православие верующие потеряли свои храмы, приходские дома и церковное имущество, а потому они были вынуждены построить до 1936 г. более 150 храмов. По данным переписи 1930 г. православных верующих в Карпатской и Пряшевской Руси насчитывалось 121 060 человек, организованных в 115 приходах. Через год была восстановлена древняя Мукачевская кафедра, возглавил ее Дамаскин (Грданички). Под его руководством пять лет спустя Мукачевско-Пряшевская епархия включала уже 127 приходов и 160 тыс. верующих, действовало три мужских и два женских монастыря, в Ужгороде издавался журнал — «Православный Карпаторусский Вестник». Мукачевская епархия в тяжелые годы от Мюнхенского сговора 1938 г. до разгрома нацистской Германии, как и вся Чехословакия, пережила все ужасы оккупации и террора.

Послевоенная и новейшая история Православия в Закарпатье
По завершении войны по обоюдному соглашению между Русской и Сербской Православными Церквями, закрепленному на заседании Священного Синода РПЦ 22 октября 1945 г., Мукачевская епархия в составе земель, вошедших в СССР, перешла в юрисдикцию Московского Патриархата. После Львовского Церковного Собора (март 1946 г.) и в рядах закарпатского униатского духовенства началось движение за соединение с Православной Церковью. Униатские приходы стали переходить в Православие, и ко дню праздника Успения Божией Матери, 28 августа 1949 г., при стечении более 20 тыс. верующих и сотни священников ликвидация Ужгородской унии завершилась.
Однако гонения богоборческой власти с середины 1950-х гг. усилились. Епископ Иларион (Кочергин), возглавлявший Мукачевскую епархию шесть лет, в 1956 г. был перемещен на другую кафедру за несогласие закрыть монастыри и многие храмы. В течение следующих пяти лет были закрыты все монастыри в Закарпатской области, кроме Мукачевского и Чумалевского. В крае, где верующими были большинство жителей, это очень болезненно воспринималось. С 1970-х гг. религиозная жизнь начала возрождаться, выросло количество поступающих в Московскую, Ленинградскую и Одесскую семинарии. Около 100 выходцев из с. Копашнево и около 60 из с. Иза стали священниками. Своей праведной жизнью, прозорливостью и умением исцелять больных всенародную любовь снискал преподобный Иов Угольский (Кундря) († 1985); большой вклад в организацию монастырской жизни и в изучение церковной истории Закарпатья внес архимандрит Василий (Пронин) (1914—1997), автор многих научных работ, в том числе «Истории Мукачевской епархии».
В 1990-е гг. епархию окормлял архи­епископ Евфимий (Шутак). В это время было возрождено много храмов, несколько монастырей. Число верующих умножилось, и решением Священного Синода Украинской Православной Церкви от 29 июля 1994 г. из Мукачевской была выделена Хустская епархия. В 1999 г. были обретены нетленные мощи схиархимандрита Алексия (Кабалюка). 21 октября 2001 г. Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир совершил в Свято-Николаевском монастыре Изы прославление этого выдающегося подвижника в лике святых. К 2006 г. как мужской возродился древнейший Грушевский монастырь, в котором 23 октября 2010 г. состоялась презентация интересной книги-путеводителя «Православные монастыри Закарпатья». Издание поможет туристам и паломникам как приобщиться к современной духовной жизни обителей, так и совершить увлекательное путешествие в историю края, и в первую очередь, по справедливому замечанию архимандрита Василия (Пронина), — в церковную историю.

Владимир Моисеенко

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий