Архив за месяц: Октябрь 2011

Заступник перед сильными мира сего. Артемий Антиохийский, великомученик (день памяти — 2 ноября по н. ст.)

Артемий был выдающийся римский полководец времен правления императоров равноапостольного Константина Великого и его сына Констанция. Более чем за 30‑летнюю службу он получил множество наград, пользовался почетом и уважением в армии, а в конце карьеры стал наместником Египта, где успел многое сделать для распространения христианства. Но с приходом к власти Юлиана Отступника на христиан начались гонения.

В 362 г. Юлиан прибыл в Антиохию для подготовки к военному походу против соседней Персии. Здесь, за нежелание отречься от Христа, были насмерть замучены два епископа. В этот момент в город пришел Артемий и всенародно обличил правителя в нечестии.

Читать далее Заступник перед сильными мира сего. Артемий Антиохийский, великомученик (день памяти — 2 ноября по н. ст.)

Первый епископ Иерусалима Святой апостол Иаков, брат Господень (день памяти — 5 ноября по н. ст.)

Святой апостол Иаков не путешествовал по странам с проповедью, как прочие Христовы апостолы, не пересекал греко-римский мир с юга на север и с запада на восток, его голос не слышали народы отдаленных мест планеты… Иакову предстояло служение в городе, где совсем недавно распяли Иисуса Христа. Воскресший Господь Сам явился ему и поставил епископом Иерусалимской Церкви. Поскольку апостол был сыном Иосифа Обручника от первого брака, Евангелие называет его братом Господним.

Иерусалим еще помнил чудеса Спасителя, Его Божественные слова о том, что приблизилось Царство Небесное, и было живо еще то поколение, которое в ярости кричало «Распни, распни Его!..». Апостол Иаков был строгим аскетом: не пил вина, не вкушал мяса, носил льняную одежду. Часто праведника можно было увидеть в храме молящимся на коленях. Его решения были исполнены мудрости и рассудительности и вызывали уважение не только христиан, но и иудеев, которые называли Иакова опорой народа и праведником. Многие из евреев обращались к Церкви по одному только доверию к святому. Об успехе христианской проповеди в Иерусалиме не замедлили упомянуть и пресвитеры, которые общались с апостолом Павлом, приехавшим к Иакову во время своего последнего путешествия. «Видишь, брат, — говорили они, — сколько тысяч уверовавших иудеев, и все они ревнители закона». Как глава Иерусалимской Церкви праведник председательствовал на Апостольском Соборе в Иерусалиме в 51 г. Его слово было решающим и предложение, сделанное им, стало резолюцией всего Собора. Апостол нес послушание главы Иерусалимской Церкви 30 лет. За это время он распространил и утвердил святую веру не только в городе, но и во всей Палестине. В 62 г. произошла очередная смена прокураторов. Время, когда прежний представитель римской власти уже покинул город, а новый еще не прибыл в Иерусалим, было воспринято иудейскими начальниками как удачное, чтобы склонить Иакова на свою сторону, либо физически его уничтожить. При большом стечении народа праведника возвели на портик храма и после нескольких лицемерных слов с пренебрежением спросили: «Скажи нам о Распятом?» — «Вы спрашиваете меня об Иисусе? — громко сказал Иаков. — Он сидит на Небесах одесную Всевышней силы и снова придет на облаках небесных». В толпе оказалось немало христиан, которые радостно воскликнули: «Осанна Сыну Давидову!». Через несколько мгновений многие из них уже приняли мученическую смерть, как и апостол Иаков, которого сбросили вниз. Праведник еще нашел в себе силы встать на колени и просить Господа о помиловании своих палачей. Смертельный удар по голове нанес святому некий суконщик. Пройдет еще немного времени, и Иерусалим падет под натиском римских легионеров. Среди причин бедствия историк Иосиф Флавий назовет и убийство евреями праведного Иакова. Святой апостол известен как автор Соборного послания и составитель древнейшего чина Божественной литургии.

Покровитель учащих и учащихся. Преподобный Нестор Летописец (день памяти — 9 ноября по н. ст.)

В середине ХI в., когда игуменом Киево-Печерского монастыря был преподобный Феодосий, в обитель пришел юноша, имя которого стало символом книжной мудрости, соединенной с аскетическим подвигом. Преподобный Нестор Летописец прежде всего известен как автор знаменитой «Повести временных лет». Ему также принадлежат «Чтение о житии и погублении блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба» и житие преподобного Феодосия Печерского.

В 1091 г., накануне престольного праздника, игумен Сильвестр поручил Нестору выкопать из земли мощи святого Феодосия. Именно благодаря тому, что преподобный лично участвовал в открытии мощей, сегодня нам известны детали этого священного события. О высоте личных добродетелей Нестора свидетельствует тот факт, что он вместе с другими духоносными отцами Киево-Печерской обители участвовал в изгнании беса из Никиты затворника (впоследствии Новгородского святителя).


Читать далее Покровитель учащих и учащихся. Преподобный Нестор Летописец (день памяти — 9 ноября по н. ст.)

Архимандрит Маркелл (Павук): «Паства академического храма — одна из самых просвещенных в Киеве»

 Храм Киевских духовных школ, расположенный на территории Киево-Печерской Лавры, был возведен в XVII в. и освящен в честь Рождества Пресвятой Богородицы. О том, как студенты учатся говорить проповеди, почему в академическом храме молится грузинская община, как получилось, что в монастырском храме можно венчаться, и как проходит Литургия для глухонемых, рассказывает архимандрит Маркелл (Павук), проректор по воспитательной работе КДАиС.

— Отец Маркелл, как сегодня устроена приходская жизнь храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы? Кто его прихожане — только ли студенты и преподаватели академии? Обязательна ли для преподавателей Киевских духовных школ молитва на Литургии именно в этом храме? — Академический храм — один из самых красивых в Лавре. Он построен в 1696 г. на возвышенности около входа в Дальние пещеры, рядом с монастырским кладбищем. Xрам небольшой, но намоленный и уютный, и сюда на службы стекаются люди со всего Киева, поэтому в воскресные и праздничные дни места для студентов в храме не остается. Из студентов здесь присутствуют лишь хористы, поющие на верхнем клиросе, пономари и чтецы. Остальные студенты молятся в более просторном Трапезном храме верхней Лавры. А в будние дни все студенты (более 300 человек) собираются в академическом храме для вечерней молитвы. Помещаются, надо сказать, с трудом. Также в будние дни за вечерним и утренним богослужением в академическом храме несут послушание студенческие певческие группы. Очень любят наш храм и молятся в нем многие преподаватели семинарии и академии, но некоторые предпочитают другие лаврские или городские храмы. Каждый имеет полную свободу выбора. — Можно ли говорить о том, что при храме имеется приходская община? Кто занимается ее окормлением? — Большинство наших прихожан знают друг друга, общаются вне храма, то есть можно сказать, что при храме сформировалась небольшая дружная приходская община. Все прихожане регулярно исповедуются. Чуть ли не половина прихожан — духовные чада нашего проректора по учебной работе архимандрита Климента. Прихожане помогают в организации быта и досуга семинаристов. Так, благодаря финансовой поддержке некоторых из них, в прошлом году удалось организовать поездку целого класса семинарии на Афон. Также благодаря помощи прихожан студенты выезжали в паломничество по монастырям Буковины, Крыма. Часть прихожан окончила четырехгодичные катехизаторские курсы при академии. Так что паства академического храма не только дружная, но и одна из самых просвещенных в Киеве. — Именно в этом храме молится грузинская община? Как выстраивается ее взаимодействие с Лаврой? Что дает близость такой общины студентам академии? — Да, два года назад в нашем храме по субботам совершала богослужение грузинская община. А сейчас Лавра предоставила грузинской общине более просторный и недавно отреставрированный храм в честь Всех преподобных отцев Киево-Печерских в районе Ближних пещер Лавры. Там грузинские прихожане имеют возможность молиться не только по субботам, но и в воскресные и праздничные дни. Это очень благотворно влияло на всех наших студентов, ибо таким образом все воочию убеждались во вселенском характере Православия. Посещают богослужения как грузины, так и почитатели мелодичного древнего грузинского церковного пения. — Академический храм во многом — храм учебный. Одна из особенностей вашего храма — то, что во время Литургии проповедей бывает две — преподавательская и студенческая. Как возникла такая традиция? Что она дает студентам? Обязательно ли обе проповеди перекликаются между собой? — В нашем храме за Божественной литургией произносится иногда даже не две, а три проповеди: кроме преподавательской (сразу после чтения Евангелия) и студенческой (после запричастного стиха и 33‑го псалма), за отпустом Божественной литургии бывает еще и проповедь предстоятельская. Обычно ее произносит предстоящий на Божественной литургии владыка ректор или проректор. Возможно, не в последнюю очередь благодаря этим проповедям наш храм так любят киевляне. Многим нравится академический и при этом исполненный живой образности стиль преподавателей-проповедников. Проповеди чаще произносятся на русском языке, украинский предпочитают студенты родом с Волыни и из других регионов Западной Украины (но не только оттуда). Чтобы избежать повторов, проповедники заранее обговаривают, кто будет говорить проповедь на тему Евангельского зачала, а кто — на тему из Апостола или на свободную тему. — Как преподаватель, что Вы советуете тем, кто готовит проповедь? Возможно ли просто прочитать готовый текст, или проповедь должна «родиться» уже на Литургии? — Выдающийся профессор В. Ф. Певницкий, который более полувека преподавал гомилетику в старой дореволюционной Киевской духовной академии, учил, что главное в проповеди — это воодушевление. А воодушевление возникает тогда, когда проповеднику есть о чем сказать, когда он сам выстрадал какую‑то важную мысль, достойную того, чтобы поделиться ею с другими. Только так получается хорошая проповедь. Именно это я стараюсь внушать нашим студентам на занятиях по гомилетике. Кроме того, я настраиваю их на то, чтобы они всегда серьезно работали над стилем, готовясь ко всякой проповеди, чтобы не были компиляторами, подражателями, а вырабатывали свою собственную, соответствующую личному опыту, проповедническую манеру. По этой причине не допускается чтение чужой готовой проповеди. Я также предостерегаю студентов от самонадеянности: готовиться к проповеди между делом, «на ходу» могут дерзать только маститые проповедники, после многих лет пастырского служения. Лучшая импровизация та, которая заранее подготовлена. Это признавал даже такой популяризатор импровизированной проповеди, как архиепископ Харьковский Амвросий (Ключарев). Далеко не всякому даже из многоопытных пастырей дано произносить проповеди экспромтом — для этого требуется особое дарование. Чтение проповеди с листка в нашей духовной школе не приветствуется, потому что такую проповедь прихожанам труднее воспринимать на слух. Это может свидетельствовать и о лености проповедника. Бывает, что кто‑то из студентов плохо подготовит проповедь и с большими паузами «вымучивает» ее. Когда случается такая неудачная проповедь, прихожане или студенты (за вечерней молитвой) стараются как‑то поддержать проповедника, многие зримо сопереживают ему и молятся за него, и это выглядит подчас очень трогательно. — В вашем храме служат литургии для глухих. Как это выглядит, то есть чем Литургия для глухонемых отличается от обычной? И почему для всех студентов Киевских духовных школ обязательно изучать язык глухонемых? — Основы жестового языка — это предмет, который семинаристы изучают в 4‑м классе семинарии. С одной стороны, этот предмет развивает чувство сострадания к людям, лишенным слуха, а с другой — язык жестов в какой‑то мере может быть полезен для будущих проповедников Слова Божия и в том смысле, что он помогает им выработать навыки правильной, не противоречащей церковному стилю, жестикуляции. Литургия для глухонемых служится так же, как и для обычных христиан, только рядом с алтарем стоит сурдопереводчик и при помощи жестов переводит все возгласы священника на язык, который понятен глухонемым. — На академическом сайте и на официальном сайте Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры очень мало сказано о новейшей истории храма. Можно попросить Вас немного рассказать о том, при каких обстоятельствах здание храма было возвращено Церкви? С какими трудностями пришлось столкнуться при этом? — Храм был возвращен Церкви в год тысячелетия Крещения Руси, когда передали в церковное пользование часть нижней Лавры. Он был в ужасном состоянии. В 1992 г. его отреставрировали, расписали, и после этого он стал академическим. — Не было ли со стороны насельников Лавры недовольства тем, что один из храмов, расположенных на территории монастыря, будет, если можно так выразиться, не вполне монастырским? Ведь в настоящее время в нем совершаются Таинства, которые не совершаются на территории монастырей — Венчания, Крещения… — Все проблемы между Лаврой и академией разрешаются в духе любви. Можно сказать, что обе они пребывают в гармоничном единении. Ныне уже трудно себе представить академию без Лавры и Лавру без академии. Мы вместе молимся за богослужениями. Часто Лавра оказывает академии материальную поддержку. Надеемся, что это сотрудничество со временем еще более углубится, и в Лавру из духовных школ будут приходить новые и новые образованные послушники, которые привнесут в монастырскую жизнь нечто доброе. А из числа лаврской братии у нас появятся искусные преподаватели, которые будут читать не только теоретическое богословие, но и практическое. Надеемся также, что скоро под аудитории нам отдадут те корпуса верхней Лавры, в которых ныне находится светское учебное заведение, не имеющее никакого отношения к Церкви. Пока же наша духовная академия в Лавре пребывает в тесноте, хотя и не в обиде. — В продолжение разговора о венчаниях — только ли студенты академии могут повенчаться в этом храме и окрестить своих детей либо стать восприемниками, или это доступно всем? — Указанные требы доступны не только для студентов духовных школ, но и для всех желающих. С одной стороны, это материальное подспорье для живущих в Лавре преподавателей и студентов-хористов, с другой стороны, это хорошая практика с миссионерским уклоном для всех. Обычно все присутствующие при венчаниях бывают поражены замечательным пением нашего студенческого хора. Благодаря внешней красоте пения кое‑кто из невоцерковленных начинает задумываться и о внутренней красоте духовной жизни; потом мы замечаем их на службах, а некоторые начинают регулярно посещать храм. Братии Лавры совершение треб не мешает, так как монастырь очень большой. Он занимает площадь около30 га, то есть равную целому государству Ватикан. — Если речь идет о студентах или сотрудниках академии, существует ли традиция, что они венчаются именно в академическом храме? Кто совершает венчания? Много ли присутствует народу? — Никто не запрещает нашим студентам венчаться в другом храме, но большинство студентов венчается в академическом храме. Обычно Венчание совершает тот преподаватель, у которого студент регулярно исповедовался и который стал его духовным отцом. На Венчание студента, кроме родных и гостей невесты, обычно приходят все его однокурсники, хор в эти дни поет расширенным составом. Так что Таинство проходит очень торжественно и запоминается на всю жизнь как яркий праздник.
Читать далее Архимандрит Маркелл (Павук): «Паства академического храма — одна из самых просвещенных в Киеве»

Церковные и светские ученые говорили о святости

17–18 октября преподаватели духовных школ и светских вузов приняли участие в III Международной научно-практической конференции Киевской духовной академии «Духовное и светское образование: история взаимоотношений — современность — перспективы». В этом году организаторы предложили участникам обсудить тему христианской святости в контексте истории духовного образования и его современных проблем.

«Изучение святости на примере Киевской академии весьма актуально в наши дни, — говорилось в приветственном слове Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Митрополита Владимира, которое зачитал Управляющий делами УПЦ архиепископ Белоцерковский и Богуславский Митрофан. — Из этой школы вышло немало святых подвижников нашей земли. Их пример должен вдохновлять нас на достойное служение Господу Богу и Его Церкви». Далее архиепископ Митрофан в собственном докладе на тему «София Киевская — центр просвещения Руси», посвященном 1000‑летнему юбилею Киевского собора Святой Софии, рассказал об историческом значении знаменитого древнего храма, указав на то, что образ Софии-Премудрости лег в основу всей русской духовности. Ректор КДАиС архиепископ Бориспольский Антоний в докладе «Киевская академия — школа святости» сделал обзор исторических периодов существования киевской духовной школы и того опыта святости, который был присущ каждому из них. Архиепископ Антоний (а впоследствии и другие участники конференции) неоднократно обращался к монографии Георгия Федотова «Святые Древней Руси» как к одному из главных научных трудов по агиологии. После этого прозвучал доклад проректора КДАиС по учебной работе архимандрита Климента (Вечери) о столетнем юбилее со дня прославления выпускника КДА святителя Иоасафа Белгородского. А завершил пленарное заседание профессор МДАиС архимандрит Платон (Игумнов) своим выступлением на тему «Агиология как наука о христианской святости». Работа конференции продолжилась в семи секциях: опыт святости в истории духовных школ; исторический путь киевских духовных школ; духовные школы: история и современность; проблемы духовного воспитания студентов; взаимодействие духовных и светских учебных заведений; богословие, философия и религиоведение: исторический опыт и проблемы взаимодействия; студенческая наука в духовной школе. В работе первой секции принял участие профессор Московского Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владислав Свешников. В своем докладе, размышляя о феномене христианской святости, московский богослов указал на пути примирения консервативного и либерального православного мировоззрения: «В зависимости от своих личных сердечных пристрастий, одни склоняются в сторону законнического старообрядчества, а другие — в сторону полного духовного либерализма. Но оказывается, что и те и другие не способны понять высшую простоту Христову, которая открывается не в линейном, а в диалектическом соединении этих двух, по‑видимому, исключающих друг друга, практик. Кажется, что верным может быть либо одно, либо другое. А на самом деле простыми, но рационалистическими человеческими категориями и сознанием это вообще не выразить. Для того чтобы понять, как возможно такое соединение, требуется совершенно другой тип понимания, в основе которого лежит вера — простое доверие Христу». При этом богослов отметил: такая очевидность открывается лишь на пути опытного христианства. Второй день конференции прошел в формате круглого стола, посвященного проблемам воспитания студентов духовных школ. Стержнем мероприятия стало выступление епископа Новокаховского и Генического Филарета, в котором он дал оценку современному состоянию духовных школ, подробно разобрал проблемы воспитательного и учебного процессов, наметил перспективы развития системы церковного образования. Владыка подчеркнул, что семинарии призваны быть пастырскими школами и не должны трансформироваться в теологические вузы. «Нужно не бояться обсуждать со студентами насущные проблемы Церкви, — уверен епископ Филарет. — Человек в «розовых очках», вышедший из семинарии, может принести Церкви больше вреда, чем циник и маловер. Потому что последние могут иметь хоть вид благочестия, а такой вот «очарованный странник», вернее «очарованный ставленник», по мере разочарования может стать или церковным сектантом, или неверующим, но в любом случае вред Церкви будет». Проректор КДАиС по учебной работе архимандрит Климент (Вечеря) рассказал «Церковной православной газете» о целях конференции и об особенностях ее тематики в этом году. «Конференция призвана объединить усилия светских и духовных учебных заведений в направлении интеграции духовного образования в общеобразовательный процесс, — сказал архимандрит Климент. — В этом году она была посвящена опыту святости в киевских духовных школах. Ведь многие выпускники и преподаватели КДА на протяжении почти четырехсотлетней ее истории не просто интеллектуально обогатили наше отечество, но и стали самыми известными и почитаемыми святыми». На вопрос о преемстве традиции духовного делания современными воспитанниками проректор ответил, что каждый, кто хочет быть студентом духовной школы, выражает этим стремление посвятить свою жизнь церковному служению: «Я осмелюсь говорить о том, что все наши студенты, в той или иной степени, стремятся отобразить евангельский идеал, который дан Христом. То, что наши студенты избрали местом своего обучения семинарию, свидетельствует о том, что они готовы пожертвовать очень многим ради своего спасения. И мы им за это очень благодарны».
Читать далее Церковные и светские ученые говорили о святости

Протоиерей Александр Торик: «Я не знаю адрес Флавиана»

Если бы православные издательства составляли рейтинги бестселлеров, то после книг Юлии Вознесенской там сразу упоминались бы книги священника из Московской области, протоиерея Александра Торика. Суммарный тираж его книг из серии «Флавиан», по самым грубым оценкам, составил около 2 млн экземпляров. Мы повстречались с отцом Александром на богословской конференции «Бердянские чтения», куда он приехал по приглашению организаторов — благотворительного фонда «Благовест».   — Отец Александр, Вашими повестями многие зачитываются, но о Вас пока мало информации. Почему Вы стали писать книги? — Началось все очень просто. В1996 г. я был настоятелем двух храмов — одного в Подмосковье, второго — в военном гарнизоне. Приходило много людей, которые практически ничего не знали о духовной жизни. Базовые катехизационные знания приходилось сотни раз пересказывать. Я даже с секундомером замерял — сколько нужно времени, чтобы одному человеку рассказать основы духовной жизни в Церкви. Оказалось — три с половиной часа индивидуальной беседы. Может, у кого-то получится быстрее, но мне требовалось именно столько, чтобы после этого человек сказал: «Да, теперь я что-то понял, теперь можно дальше продолжать». Чтобы облегчить себе жизнь, я написал брошюру «Воцерковление» и сам издал ее. Каждому приходящему я давал эту книжку. На удивление, книга вышла удачной, аналогов тогда не было, многие стали ее перепечатывать, в том числе разные семинарии. Это был первый опыт написания и издания какого-то текста. Это не было писательство, а писателем я себя и до сих пор не считаю.  Я стал священником в1989 г. Меня назначили настоятелем полуразрушенного храма. Первое время, в конце 1980-х гг., мы еще смогли сделать немного ремонтных работ. А потом, после1991 г., стало совсем тяжело. Деньги потеряли всякую ценность. Нам приходилось служить в огромном неотапливаемом храме. Руки примерзали к Чаше. Я надевал тулуп под подризник и варежки держал под епитрахилью. Перекрестишься — и сразу руки обратно в варежки. Стены были очень большими и сильно промерзали. Даже когда стало немного теплеть, в храме все равно было холоднее. На улице — минус 15, а в храме — минус 30. Чтобы погреться, люди выходили из храма на улицу. В2002 г. я вышел за штат по инвалидности, а до этого перенес онкологическую операцию. На своем опыте я познал, что намного спасительнее быть старым и больным, чем молодым и здоровым. Кому-то вериги даются для святости, а мне — чтобы не ходить куда не надо. В этот период у меня появилось время для пастырской работы. Было много прихожан, которые продолжали со мной общаться, советоваться, просили исповедовать или решить духовные проблемы. Хотя я и не очень представляю, что особенного могу людям дать как духовник. Тем не менее Спаситель сказал: «приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6: 37), вот и я не отказываю тем, кто хочет со мной общаться. В какой-то момент понял, что весь опыт моей церковной жизни, которая началась с конца 1970-х гг., требует того, чтобы поделиться им с людьми. Я решил попробовать это описать. Но тогда уже много было разных книг из серии «Православные чудеса в XXI веке». Поэтому я решил поступить иначе: написать художественное произведение, в котором отношения главных героев будут канвой, неким стержнем для детской пирамидки. И на этот стержень будут нанизаны все эти маленькие истории, которые мне хочется рассказать. Я не был уверен, что это правильная форма. Как раз тогда вышла книга Юлии Вознесенской «Мои посмертные приключения». Я был в восторге и понял, что принял правильное решение. Я на себе ощутил силу воздействия художественного слова. Закончил «Флавиана», издал его за свой счет небольшим тиражом — около 500 экземпляров. И тоже стал раздавать своим духовным чадам. Это было некое продолжение первой моей брошюры «Воцерковление». Но первая брошюра — она в некотором смысле слова техническая. Там описано, что и как нужно делать. Не каждый захочет ее прочитать. А увлекательную повесть один человек, которому она понравится, наверняка даст другому. И эта информация натолкнет на размышления о Боге, о Церкви, о жизни. И после этого человеку можно дать брошюру «Воцерковление», тогда ему это уже будет интересно. Я сам делал макет, обложку. Одну книгу я передал в издательство «Лепта» через девушку, которая была моим духовным чадом. Почему в «Лепту»? Потому что мне очень понравилось, как они издали Вознесенскую. Они взяли, напечатали. И так первая книга вышла в мир. Потом оказалось, что все истории не поместились в первую книгу. Кроме того, мне очень захотелось рассказать о своих впечатлениях от Афона. Так появился второй «Флавиан», а за ним и третий, чисто афонский. Потому что Афон стал значительной частью моей жизни, и я уже не мыслю себя без того багажа, который там получил. — Кто еще издавал Ваши книги, кроме «Лепты»? — Потом я работал с издательством «Сибирская благозвонница», теперь работаю с издательством «Никея». — Каков суммарный тираж всех «Флавианов»? — Трудно подсчитать, думаю, около 2 млн, но это очень приблизительные оценки. Потому что издатели не всегда ставили меня в известность о дополнительных тиражах, из-за чего мне приходилось иногда с ними расставаться. Ко мне поступает много писем, люди благодарят за книги, некоторые просят: «Дайте почтовый адрес отца Флавиана, мне нужно спросить у него что-то очень важное». Я отвечаю, что священник, который был его прототипом, уже отошел ко Господу. И стараюсь по мере сил сам дать какой-то духовный совет. — Писательство — это для Вас хобби, или Вы можете жить за счет него? — А я только за счет этого и живу. Моя пенсия — около 600 рублей, ее хватает лишь на оплату коммунальных услуг. Моя жена — тоже инвалид, иногда приходилось жить только на ее пенсию. Пока Господь так устроил, что нам удается жить за счет гонораров, которые издательства платят мне за книги. — Вы сами родом из верующей семьи? — Нет. Ни отец, ни мать не были сознательными христианами. Хотя бабушка по маме была верующей, и я рос у нее на руках. Она в значительной степени вложила в меня духовное начало. Хотя родственники ничего о Боге мне не говорили. Они были очень напуганными. Одного из наших дедов, военного музыканта, посадили на десять лет без права переписки за рассказанный в оркестре анекдот. Он исчез в этих лагерях. Но у нас всегда в углу висела икона Спасителя. Когда мне было 12 лет, я где-то услышал слово «Библия». Спросил у бабушки: «Что это такое?». Она ответила: «Это книга о Боге». — «А у тебя есть Библия?» — снова спросил я. — «Нет, но у меня есть Евангелие, — ответила бабушка, — я могу тебе подарить». Так у меня оказалось Евангелие 1913 г., изданное для гимназий. Весь текст был разбит на две колонки: на одной стороне на церковнославянском, а на другой — на русском. Я читал, но многие места были непонятны. Что такое «блаженны нищие духом» (Мф. 5:3)? Я вырос в семье артистов, меня окружали книги об искусстве, о церковной архитектуре, живописи. Было очень много христианских сюжетов. Эти образы оставляли какой-то след в душе. Позже, лет в 16–17, я начал размышлять на тему жизни, смерти, стал много читать самых разных книг. В 12 лет отец ушел в другую семью, и я фактически был предоставлен сам себе. Учился я через пень колоду, зато много читал. Последняя книга, которая для меня расставила все точки над «i», была о французских моралистах — Паскале, Ларошфуко, Лабрюйере. Мне врезался в память один из афоризмов Паскаля: «Случай — это псевдоним, который избрал себе Господь Бог». После прочтения этой книги вопрос о существовании Бога уже для меня не стоял. Потому что я понимал — не может быть, чтобы Его не было. Тогда я стал искать дальше. В какой-то момент мне было очень трудно в жизни. Моя приятельница посоветовала мне зайти в Николо-Кузнецкий храм, где была икона Божией Матери «Утоли моя печали». Мне настолько понравилось само название иконы, даже само сочетание звуков: «Утоли моя печали», и я начал туда ходить. По четвергам там служили акафисты перед этой иконой. И уже стал чувствовать, что такое благодать. Побыл на службе, батюшка окропил святой водой, выходишь из храма — и такое ощущение, что вот оно, счастье. Как уже говорил, читал я огромное количество самой разной, в том числе восточной литературы. Я прошел путем Серафима (Роуза), только он с глубоким погружением, а я так, по верхам. Ознакомился со всеми основными религиями. Где-то году в 1980–1981-м я уже пришел к выводу, что истина — в Православии, что Православная Церковь — единственная, сохранившая истинное учение о Боге. И тут же обнаружил, что, оказывается, я в эту Церковь давно хожу. Я осознано стал православным человеком. С1982 г. у меня появился духовник в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, и его монашеская школа во многом определила и мой духовный путь. В1984 г. я начал алтарничать, был чтецом, пел на клиросе, в1989 г. стал диаконом, а в1991 г. — священником. — Вы начали ходить в храм в начале 1980-х. Были ли из-за этого проблемы в институте? — Я не исключаю, что именно из-за этого меня выгнали с третьего курса, после сессии, которую я сдал на четыре и пять. Официальная причина — «академическая неуспеваемость». — Чаще всего удачные миссионерские проекты — это инициатива мирян или отдельных священников. К примеру, фильм «Остров»,  журнал «Фома», книги Вознесенской, Ваши книги. Другими словами, это усилия отдельных людей, а не систематическая деятельность епархий или каких-то синодальных отделов. Зачем нужны синодальные учреждения, которые будут пытаться все систематизировать? — Нужна основа базовых знаний, которые будут даваться людям, желающим послужить Богу в качестве миссионеров. У католиков есть своя история миссионерства, у протестантов все строилось на миссионерстве практически с начала самого протестантства. А у православных опыт миссионерства — минимален. На апостолах миссионерство практически закончилось. Были яркие личности — Григорий, просветитель Армении, Николая Японский. Но не было систематизации этого опыта. Вот в чем проблема. Плюс 70 лет советской власти, когда за миссионерство расстреливали. И теперь, когда Патриарх объявил курс на миссионерство, многие взяли под козырек и кинулись выполнять. А как? Нет инструментария, технологий и т. д. Замечательно выступал на конференции «Бердянские чтения» священник Вадим Семчук из Владимира-Волынского. Он разработал методическое пособие по миссионерской работе и возглавляет в своей епархии миссионерский отдел, готов оказывать помощь всем священникам епархии. Я у него спросил: «Сколько из духовенства епархии откликнулись на ваше предложение организовать миссионерскую работу?». Он сказал: «Из 220 позвонило двое, спросив: “Не пришлете ли бесплатно ваши брошюры?”». Вот это наша беда. Мы не только не умеем, но часто и не хотим заниматься миссионерской работой. Наш митрополит Ювеналий, управляющий Московской епархией, несколько лет назад сказал такую фразу: «Мы пришли к парадоксальной ситуации. Многим священникам уже не нужны прихожане. В советские времена священники бегали за каждым прихожанином. А сейчас священнику хватает одного-двух хороших спонсоров, они ему дом построят, машину купят, иконостас позолотят, за границу отдыхать отправят. Все! Появились «VIP-батюшки», которые исповедуют одного-двух прихожан. От остальной массы людей с их проблемами священники стали дистанцироваться. У нас в Московской области есть село, где два храма. У настоятеля одного храма — три или четыре «VIP-прихожанина». Они ему все отстроили и позолотили. У него трехэтажный дом с бассейном, и он думает, куда бы еще деньги вложить. А весь народ ушел в другой храм, где батюшка возится со всеми прихожанами, с их бытовыми проблемами, исповедует, советует, и там — полный храм. — Какой смысл тогда вообще заниматься миссионерством, если человек, который придет в храм, может натолкнуться на такое? — Потому что есть шанс, что он натолкнется не на хамство, а на хороших, порядочных священников. На того же отца Вадима Семчука, или на отца Олега Николаева, или Сергия Бегашова. Но в целом я чувствую, что атмосфера над нами, духовенством, сгущается. Если мы не начнем что-то менять в своей жизни, в своей пастырской работе, то «шандарахнет» обязательно. У Господа много средств ко спасению нас. В какой форме этот кирпич прилетит — я не знаю, да и не важно. Если мы как Ниневия не покаемся и не начнем менять свою жизнь, то что-то произойдет.
Читать далее Протоиерей Александр Торик: «Я не знаю адрес Флавиана»

О духовной закваске брака

Начну с того, что любовь нельзя потерять по определению! То, что не вечно, не имеет права называться любовью. Обычно свои беседы со старшеклассниками о семье я начинаю с объяснения понятий любви и влюбленности. Любовь — это когда два в плоть едину. Когда совершилось некое единение двух личностей в единую плоть. А влюбленность — это просто чувство зарождающейся (но не родившейся еще) любви. Причем влюбленность, как правило, переживается гораздо ярче, чем любовь.

Как обычно развиваются отношения между молодым человеком и девушкой? Первое свидание. Сердце трепещет и волнуется, дыхание перехватывает от волнения, все как в тумане. Второе свидание. Третье… Пятое… Десятое… Сердце уже не так трепещет, дыхание уже не перехватывает. Но отношения развиваются дальше. Этап следующий — первое прикосновение. Он берет ее за руку. Словно электрический разряд проходит сквозь руки. Вновь сердце трепещет и волнуется, дыхание перехватывает от волнения, все как в тумане. Проходит неделя-другая. Прикосновение уже так не волнует. Дальше новый этап в отношениях — первое скромное объятие. Он берет ее за талию. Вновь сердце трепещет и волнуется, дыхание перехватывает от волнения, все как в тумане. Но и к объятиям привыкаешь. Потом первый поцелуй. Вновь все встревожено.


Читать далее О духовной закваске брака

НОВАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ КНИГА «КАК СОХРАНИТЬ СЕМЬЮ?»

Увидел свет украинский перевод книги протоиерея Ильи Шугаева «Как сохранить семью?», автора одной из самых популярных православных книг о семейной жизни «Брак, семья, дети…». Издание подготовлено столичным приходом во имя святителя Спиридона Тримифунтского, что в Святошинском р-не г. Киева, совмест­но с издательством «Соборность».

Книга возникла как попытка дать определенные рекомендации относительно современного положения семьи. В форме беседы автор помогает решить много наболевших вопросов: как правильно подойти к вопросу брака, почему разрушаются современные семьи и др. Тематика книги содержит рекомендации по воспитанию будущего семьянина и преодолению сложных ситуаций в семейных отношениях. Книга будет интересна не только семейным парам, но и тем, кто стремится создать семью. Издание также пригодится учителям и священнослужителям в их педагогической и пастырской практике. Книга издается по благословению Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира и рекомендована к печати Рецензионной комиссией Украинской Православной Церкви. Главный редактор — настоятель киевского прихода во имя святителя Спиридона Тримифунтского прото­иерей Николай Данилевич. Перевод на украинский и издание книги подготовил В. И. Генсёрский.
Читать далее НОВАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ КНИГА «КАК СОХРАНИТЬ СЕМЬЮ?»

Когда в семье нет ребенка

Говоря о семье, где нет детей, будем подразумевать не ту семью, которая по каким‑либо причинам сознательно отказывается от рождения ребенка, а ту, в которой желание иметь детей не может воплотиться.


Читать далее Когда в семье нет ребенка